21:21 

Тюрьма SuJu, часть 5 + Экстры

duet_mao
Название: Тюрьма SuJu
Автор: tongzhiai
Переводчик: .Dancer.
Бета: crazy little thing
Разрешение на перевод: получено
Оригинал: здесь
Фандом: Super Junior
Жанр: AU
Рейтинг: пока PG-13, потом R/NC-17
Пейринг: ШиХан, КиХэ, КанТук, ЙеУк, ХёкСу (ХёкМин, КюМин, ШиЧоль только если у вас косоглазие).
Предупреждение: мат, секс (ну, это впоследствии, сейчас всего лишь разговоры об этом)
Дисклеймер от автора: как вы поняли, такого не никогда случалось и останется чистой фантазией и т.д. Я лишь беспокоюсь за ваше психическое здоровье. И в любом случае, к сожалению, ребята - не моя интеллектуальная собственность.
Дисклеймер от переводчика: я тем более не претендую, хотя мне тоже очень жаль.

От переводчика: «ЗаЙчатки разума, у меня они есть. А у вас?» :alles:

Арестантские песни, часть 1
Арестантские песни, часть 2
Арестантские песни, часть 3
Арестантские песни, часть 4


Экстра к 4ой главе
КанТук

- И что это за физиономия? - спросил Итук Кангина тем утром.
- Просто все становится таким однообразным, - со вздохом отозвался Кангин.
- О, простите великодушно, может мне стоит сделать «колесо», прежде чем перейти к прилюдии или еще что-нибудь такое? Так я смогу привлечь внимание драгоценного Кангина-ши? - саркастично отозвался Итук.
Кангин сверкнул в его сторону глазами:
- Да я на тему места, сколько уже мы его не меняем? Лет пять, кажется. Всегда одно и то же.
- Четыре года, и смею тебе напомнить, что это единственное подходящее место.
- Знаю, знаю, просто хотелось высказаться.
Итук обнял Кангина:
- Ну, сегодня можем и пропустить денек.
Кангин заметно вздрогнул:
- Что? Нет!
- Ты сам сказал, что это тебе надоело. Кроме того, я хочу хотя бы раз в жизни действительно просто помыться. По-быстрому принять душ, знаешь ли, нормальные люди так делают.
- Мне не это надоело! - настаивал Кангин.
- Все нормально, мы вместе уже очень и очень давно. Перемены только освежат наши отношения, разве нет? - Итук улыбнулся.
Кангин не выглядел счастливым:
- Не такие перемены.
- Я собираюсь спать дальше, - сказал Итук и, вернувшись на свою кровать, отвернулся к стене.
- Не получится. Пойдем в душ, - потребовал Кангин, пихнув Итука в бок.
В конце концов, Итук сдался, и они занялись тем же, чем и всегда. Кангин прижал Итука к кафельной стене чуть грубее, чем обычно, но тот лишь рассмеялся.
- Как-то скучно, - сказал он перед тем, как Кангин поцеловал его, теплая вода стекала по их телам, когда губы Кангина переместились на шею Итука и ниже, ниже, ниже, и на несколько очень-очень долгих мгновений Итук слышал лишь собственные стоны и журчание воды.
Затем он услышал, как что-то шлепнулось на кафельный пол.
- Что это за шум? - испуганно спросил он, но именно в этот момент зубы Кангина слегка царапнули в очень чувствительном месте. Он взвыл от боли и одновременно с этим кончил, отпуская закашлявшегося Кангина.
- Бля, я тебя ненавижу, - сказал Кангин сквозь кашель.
- Извини. Я услышал шум.
- Я те покажу шум, - грозно отозвался Кангин, поднимаясь.
- Голышом ты не очень-то угрожающе выглядишь, - весело заметил Итук.



Арестантские песни, часть 5

Пробормотав очередную непристойность, Хичоль пнул собственную кровать, но Донхэ так и не удостоил его вниманием.
- Ублюдок, - произнес Хичоль, пнув койку в последний раз.
Донхэ лишь теотрально вздохнул, хотя на самом деле причина столь бурной реакции Хичоля его не волновала. Он был взвинчен. Шикарно, на этот раз он был совершенно уверен, что все не как обычно. И ему хотелось, чтобы Хичоль знал, что в этот раз все совершенно по-другому.
На самом деле, до своего последнего психиатра он никого из них не хотел по-настоящему. Просто это была своеобразная игра, которую он любил - поставить их в неловкое положение, заставить отвлечься. Благодаря этому он мог избежать раздражающих психологических трюков, заставляющих рассказать о себе или работать над своими психологическими проблемами. Манипулировать врачами было забавно. Весьма симпатичными были одна женщина-врач (как там ее имя? Ара?) и один мужчина, Канта, с которыми Донхэ перепробовал все разумные вещи (которые, по всеобщему мнению, были бы признаны ненормальными).
Он постоянно играл с их разумами, но фактически его не волновало, что в итоге они просто бросали его, признав лечение бесполезным.
На этот раз ему не было все равно. И он был уверен, что все остальное теперь тоже было по-другому. Возможно, на этот раз он искренне хотел быть нормальным, вылечиться и так далее. Хотя на самом деле, не то чтобы он знал , что это значит…
Он мог бы, или мог, учитывая, что больше, скорее всего, не увидит доктора Кима, рассказать грустную историю о мальчике, который хотел всегда быть в центре внимания. О том, что это желание и привело его на путь преступлений. Впрочем, это не было абсолютно правдой. Преступления, которые он совершал, не принесли ему всеобщего внимания (если уж на то пошло, то его скрытность была просто фантастической – до того, как один из клиентов не сдал его властям), так как нелегальное распространение порнографии – это не та вещь, которой вы можете похвастаться кому-либо. Правда в том, что ему нравилось внимание. Порно было лишь способом заработать деньги. Он никогда не знал, чем хотел заниматься в жизни, поэтому просто возился с противозаконными делишками и развлекался на полученные деньги, пока не попался.
Но если доктор Ким думал, что у него каким-то образом был шанс стать не пропащим человеком, тогда может быть... Донхэ прервал свои размышления. Теперь уже слишком поздно, и в этом он мог винить только себя.
Все шло так хорошо. Ненавязчивый флирт, наблюдение за тем, как доктор Ким неловко ерзает в своем кресле, а потом - такая жестокая угроза доктора Кима направить Донхэ к другому психиатру, заставившая быть откровенным и даже немного жалким, просить “Пожалуйста, не оставляйте меня”. Он в самом деле именно это имел в виду. И надеялся, что доктор Ким понял. А затем, хорошо, может быть на мгновение и вернувшись к старым манипуляциям, он захотел, чтобы доктор Ким пообещал, что они будут вместе, даже если и не в полном смысле этого слова.
И что в итоге. Маленький физический контакт, и Донхэ, уже совершенно потерявший самообладание, тянется и целует и нуждается в Кибоме, словно он единственное, кто ему было когда-либо был нужем. А Кибом, хоть и отбивался сначала, но затем, черт возьми, казалось, был тоже не против, о чем говорили его руки, забравшиеся под футболку пациента, его приоткрытые губы и его язык, касающийся языка Донхэ...
От этих мыслей Донхэ не становилось лучше, недовольно заметил он, поняв, что возбужден так же, как в тот день. Он думал о мастурбации, но в тот момент в камеру вошел Хёкдже, и Донхэ вынужден был забыть об этой идее.
Все хреново, просто и без затей…

**

Она уже знала большинство па, и с одной стороны он был опечален этим фактом. Шиндон в тайне надеялся, что это не закончится в один миг, через неделю или две или около того. У него в запасе были еще некоторые движения, которым он мог научить ее, например, позы или ритм, но то, как она перешла на Ча-ча-ча уже было чуть ли не совершенным.
- Вау, - сказал он.
Она улыбнулась:
- Это все твоя заслуга.
- Наверное, - ответил он, пожимая плечами.
Он чувствовал неловкость, опуская руку на ее бедро, когда они перешли к следующему танцу – танго или что-то типа того. Становилось все более очевидным, что он любит ее очень сильно, но больше всего его заставлял нервничать тот факт, что ей, похоже, нравился он, и эта догадка заставляла его почти сбиваться на своих па, пока он пытался учить ее.
Ей не должен нравиться он. И не только по обычным причинам типа того, что он недостоин ее, что она великолепна и невероятна, а он - абсолютно нет, но из-за других очень важных причин, вроде того, что она была его надзирателем, а он заключенным, что она была здесь боссом, и по другим рациональным и веским причинам.
- Донхи, - вдруг сказала она, вопросительно глядя на него, - о чем ты думаешь?
- Ни о чем, - ответил он, слегка улыбнувшись, - просто мне действительно нравится эта песня.

**

- Ты в порядке? - спросил Сонмин Кюхёна, после обхода надзирателей, сейчас в их камере было темно и тихо.
- Я в порядке, - в который раз повторил Кюхён.
- Я должен был рассказать тебе, почему появились правила душевой, это как известная всем тайна, все знают об этом, но делают вид, что не знают. Если бы ты знал причину, то даже не сунулся бы туда, - Сонмин помолчал. - Мне и правда жаль.
- Это не твоя вина, забудь об этом, - сказал Кюхён, подвинувшись к краю кровати и посмотрев на Сонмина.
- Тем не менее, - произнес Сонмин, прикрыв глаза. - Я не хочу, чтобы у тебя осталась травма на всю жизнь или что-нибудь типа того.
- Все в порядке, - Кюхён подумал, а затем задал вопрос, который просто... волновал его: - Почему они делают это там?
- Потому что нам не позволили бы заниматься этим в камерах. Если охранники увидят, они помешают.
- Тогда как Йесон и Рёук?..
- О, так они вообще-то не занимаются этим. Они ужасны, потому что они – самая вульгарная из всех парочек. Шиндон знает 342 отвратительных ласковых прозвища, которыми они называют друг друга, вот почему ему ненавистно делить с ними камеру. Он говорит, лучше уж пусть они спят в одной кровати, чем вот так шепотом желают друг другу спокойной ночи, - Сонмин хихикнул. - Тебе стоит это услышать, Шиндон говорит, что еще часа два слышится: "нет, ты ложись первым", "нет ты, глупыш", "нееее, я не лягу, пока ты не ляжешь, сладенький", "Я люблю тебяяяяяяяяяяяя, ложись спать", "неееет, ты ложись первым и увидь меня во сне".
Кюхён громко рассмеялся, подражая Сонмину:
- Значит, фактически они не спят вместе?
- Фактически, да, - ответил Сонмин.
В разговоре наступила пауза. Кюхён нервно сглотнул слюну. Это был самый неловкий момент в его жизни, и он действительно не хотел это спрашивать, но если вставал выбор между тем, чтобы перестать спать вообще или спросить Сонмина, то он предпочитал второй вариант.
- И это будет - я имею в виду, мне просто интересно, потому что я… ну… потому что у меня были некоторые… черт, я не ребенок или типа того, просто я… будет нормально, если я – аищщщ, я, ну, - он замолчал и не смел взглянуть на Сонмина даже в темноте, наконец не выдержав, он резко опустился на свою подушку и заворочался.
- Кюхён, - позвал Сонмин. - Все в порядке. Просто спускайся сюда.
Сердце в груди Кюхёна билось в сумасшедшем темпе.
- Нууу, хорошо, - сказал он и медленно и по-возможности тихо спустился со своей койки на кровать Сонмина.
Здесь было не так много свободного пространства, и Кюхён неловко опустился рядом с сокамерником, ему не хотелось касаться Сонмина, но это оказалось почти невозможно в таких условиях. Сонмин подвинулся, чтобы освободить больше места для своего новоиспеченного соседа по койке, и Кюхён, наконец найдя удобную позу (стараясь не думать о том, как он испинал Сонмина в процессе), закрыл глаза.
И просто уснул.

**

Это было странно. Хичоль ушел к Хёкдже в силу необходимости. Из-за того, что другой его лучший друг был занят тем, что отдал себя в распоряжение какому-то молодому соблазнительному психиатру и им же был покинут, и с тех пор не желал слушать остроты Хичоля или просто не смеялся над ними. Это заёбывало, и он скучал по старой-доброй Рыбке, но он ничего не мог с этим поделать. За исключением, может быть, пощечины за разбитое сердце Донхэ, которую он отвесил бы доктору Киму на одном из собственных сеансов с ним, но даже Хичоль понимал, что Рыбке следовало ожидать такого финала с самого начала.
Вы не можете полюбить кого-то из персонала, это не та вещь, которую стоит делать. Вы можете испытывать похоть по отношению к ним, конечно, но предаться похоти – это совершенно другое дело, более отстраненное и менее эмоциональное, и, конечно же, более простое, чем влюбленность. Хичоль все еще думал, что комендант горяч – за один день на этот счет мнение просто так не меняется– даже если он готов был сдаться. Но это были лишь размышления – его не волновало, что он не мог трахнуться с комендантом Чхве. Он не лил об этом слезы.
- И что мы с ним делать будем? - спросил Хёкдже, задумчиво глядя на Донхэ, спящего на отдельной кровати.
- Не понял, зачем мы вообще должны что-то делать? - честно сказал Хичоль. - Он это переживет.
- Похоже, это займет не мало времени, - ответил Хёкдже.
- Пускай. В конце концов, он поймет, что сам был ебучим идиотом, влюбившись в тюремного психиатра, и просто переживет это, - подчеркнул он, со злостью выделив голосом оскорбление.
- Релла, - со вздохом сказал Хёкдже, - не похоже, что он может справиться с этим.

- Ныы-ныы-нытье, - сказал Хичоль. - Я охуенно устал от его унылого настроения. Не похоже, что он может просто жить спокойно с классным бойфрэндом-психологом. Он же в чертовой тюрьме.
- Хватит, он и так достаточно подавлен, - сурово сказал Хёдже.
- Бля, - подытожил Хичоль. - Блядски блядски бля...
- Бля, - просто согласился Хёкдже.
Хичоль усмехнулся:
- Нам ведь так хорошо вместе?
- Что ты имеешь в виду? - спросил Хёкдже, выражение его лица внезапно стало беспокойным.
- Отвали, я не о том. Просто как друзьям.
Хёкдже кивнул с улыбкой.
- Хочешь бросить Кима Джунсу и заняться этим со мной?
- Иди ты, - ответил Хёкдже, нахмурившись снова. - И мы с Джунсу не вместе.
- Отличненько. Не против, если я схожу с ним на свидание?
- Нет, - мгновенно выпалил Хёкдже. - Черт, я имею в виду, что ты этого не сделаешь. Он натурал. Мы оба натуралы.
- Как мило, - иронично заметил Хичоль.
- Периодически мне не нравиться быть твоим другом, Ким Хичоль, - со вздохом отозвался Хёкдже и плюхнулся на свою койку.
- А мне всегда нравится быть свом другом, - просто ответил Хичоль и перевел взгляд на спящего Донхэ. Он знал, что все это само собой не пройдет.
К несчастью.

**

- Проходите, доктор Ким, - ответил комендант Чхве, услышав стук в дверь.
Доктор Ким выглядел ужасно, в отличие от обычно аккуратного и опрятного внешнего вида. Под его глазами залегли круги, а пиджак был весь измят. Лавина из-за маленького камушка, так сказать. Шивон начал задумываться, что возможно этому парю здесь не место. Конечно, у него были определенные способности, но если он не сможет справиться со стрессом...
- Хорошо спали? - небрежно спросил он.
Прошло несколько секунд прежде, чем доктор Ким ответил:
- Хммм, да. Благодарю, хорошо.
- Я пригласил вас, чтобы обсудить предстоящие слушания по условно-досрочным освобождениям, я бы хотел услышать ваше мнение по некоторым личностям, - Шивон посмотрел на Кима Кибома. Молодой доктор храбрился. Может быть, что-то еще волновало его прямо сейчас. Просмотрев его выводы по личным делам заключенных, казалось, что в основном все в порядке, всем заключенным были даны положительные рекомендации.
- Какие случаи вы хотите обсудить?
- Пак Ючон из TVX5Q. В вашем докладе говорится, что он уже готов вернуться в общество.
- Если не считать, что он продолжает общаться со мной на довольно своеобразном английском, в остальном, думаю, да, - Кибом кивнул. - У вас есть идеи, что, черт побери, значит этот его 'bling bling ball'? Я так и не нашел нигде подобного термина.
Шивон усмехнулся, открывая следующую папку:
- Шин Донхи, S1J3…
- О, он совершенно стабилен. Похоже, что он просто не слишком разбирался, что хорошо и что плохо, предыдущий психиатр хорошо поработал над тем, чтобы направить его энергию в мирное русло.
- Ли Донхэ из S1J3... - Шивон поднял голову и увидел, как Ким Кибом сглотнул слюну, начав заметно нервничать. Видимо, Ли и был Ахиллесовой пятой нового психиатра. - Все еще видит инопланетян?
- Нет, в смысле, так он утверждает. Он кажется… готовым вот-вот выздороветь, - сказал Кибом, прилагая видимые усилия, чтобы оставаться непристрастным.
Шивон нахмурился:
- На ваш профессиональный взгляд он выздоровел?
- Ко-когда состоится слушание по его делу? - спросил Кибом.
- Второго числа следующего месяца.
- Значит… через две недели.
- Да.
- К этому времени он будет готов. Если я, конечно, смогу встречаться с ним чаще, - Кибом нервно взглянул на коменданта.
- У вас с ним все в порядке? - Шивон приподнял брови. - Охранник передал мне, что сегодня утром, покидая ваш офис, он выглядел раздосадованным.
- Столкновение личностных аспектов - это обычное явление, - как-то неловко объяснил Кибом. - Но у нас все будет в порядке.
- Может быть, сменить ему лечащего врача? Наша тюрьма недалеко от Сеула, так что никаких проблем... Это не должно обременять вас, доктор Ким.
- Нет! - слегка покраснев, отозвался Кибом. - Он хочет, уххх, в смысле, он уже готов работать со мной. Я подготовлю его к слушанию по досрочному освобождению.
- И вы уверены, что все в порядке? - спросил Шивон. Иногда сотрудники вызывали у него недоумение. Он только хотел, чтобы они выполняли работу лучшим образом, но некоторые их решения оказывались совершенно лишенными логики. Сейчас было очевидно, что дело Ли Донхэ беспокоит доктора Кима Кибома по непонятным Шивону причинам. И все же он здесь и просит разрешения продолжать работать со сложным пациентом. Возможно, он перфекционист, подумал Шивон. Никогда не признается, что его способности не безграничны.
- Все в норме. Поверьте, вы увидите результаты, - решительно сказал доктор Ким, но Шивон видел, что ему некомфортно.
- Отлично. А теперь идите обедать, - наконец сказал Шивон, позволяя доктору Киму уйти.
Иногда возникает чувство, что он работает в дурдоме, лениво думал Чхве Шивон, нехотя вернувшись к стопке бумаг на столе, в которых говорилось: “Перевод заключенных – FT Island”. Предстоит еще один веселый день, заполненный бумажной работой, подумал он хмуро и сделал глоток кофе.



Что-то другое
АУ на АУ
Продавец порно Донхэ/не-совсем-уверенный-что-именно-он-тут-делает Кибом


- А у тебя есть что-то… ну, что-то другое? - слышится неуверенный вопрос, и Донхэ поднимает голову от своего журнала.
"Смазливое личико, вот бы трахнуть такого", - думает он и опускает ноги со стола. Клиент его ровесник, брюнет в очках и в наглухо застегнутом зимнем пальто, руки в карманах, а лицо наполовину скрыто шарфом. Без сомнения, горячая штучка, но слишком застенчивый, чтобы раньше заниматься чем-то подобным. Джек-пот.
- Что – что-то другое? - услужливо спрашивает Донхэ.
- Уххх… ну, не натуралы, - отвечает порно-девственник, понизив голос, будто кто-то может их услышать.
- Лесбиянки? - Донхэ просто дразнит его. Он знает, чего хотят подобные парни, но наслаждается, наблюдая, как тому неудобно, как его щеки за шарфом заливает румянец.
Клиент качает головой.
- Геи? - предполагает Донхэ.
Тот кивает.
- Для друга, - поспешно добавляет он. - Он просто… не смог придти.
- Повезло, - говорит Донхэ и тянется к пластиковому пакету, доставая из него две стопки DVD-дисков. - Возможно, что-то из этого подойдет твоему "другу", - говорит он, пододвигая их к клиенту.
Парень смотрит на него, заметив то, как он подчеркнул слово "друг", и Донхэ ухмыляется, представляя, как этот парень выглядит без зимних шмоток, без очков, без одежды на его постели и…
- Я возьму эти, - говорит порно-девственик, показывая Донхэ три DVD.
- Отличный выбор, - говорит Донхэ. - Твой друг просто обязан насладиться этим.
- Уммм, конечно.
На мгновение Донхэ хочется, чтобы процесс покупки-продажи не был таким быстрым.
- Уверен, что не хочешь глянуть перед покупкой?
- Я не гей, - говорит парень так громко, что Донхэ тут же убеждается в обратном. Это знание делает его счастливым, но покупатель уже кидает ему деньги, бормочет "сдачи не надо" и уходит, пряча пластиковый пакет во внутренний карман пальто.
- В следующий раз приводи своего друга! - кричит ему вслед Донхэ.

*

Они всегда возвращаются.
- Твой друг – странный типчик, - говорит Донхэ, ставя на стол больше коробок с дисками. - Большинство людей, достаточно смелых, чтобы выбраться из толчка, могут и сами себе купить порно.
- У него свои причины, - говорит бывший порно-девственник и вновь краснеет под взглядом Донхэ, поэтому продавец продолжает смотреть на него.
- Как тебя зовут? - спрашивает Донхэ.
- Кибом, - отвечает тот. - Но это ненастоящее имя. Ты можешь называть меня… так.
Донхэ знает, что всякий раз, говоря такое, клиенты называют свои настоящие имена. Проговаривает это имя про себя, он представляет, как тянет Кибома за воротник так, чтобы их губы встретились над столом.
Кибом следит за тем, как Донхэ облизывает губы. Ууупс.
- Выбрал что-то для своего друга, Кибом-ши? - спрашивает Донхэ.
Кашлянув, Кибом произносит:
- Да, конечно. Эти.
Донхэ называет цену:
- Специальная скидка для друга. Надеюсь, увидеть вас снова, Кибом-ши. Даже если это и не твое настоящее имя.
- Спасибо, - неловко произносит Кибом, принимая пакет из рук Донхэ.
- Возвращайся, - с улыбкой говорит Донхэ, или ладно уж, с ухмылкой, возможно, с долей хищности или готовности, но это дела не меняет.

*

Конечно, Кибом возвращается.
Только в этот раз у Донхэ есть план.
- Где диски? - спрашивает Кибом.
- В моем вновь открывшемся магазине, - отвечает Донхэ. - Пойдем, я покажу тебе.
Запинаясь, Кибом следует за ним вверх по лестнице к его тесной квартирке и смотрит на маленький сервант, где Донхэ временно хранит свои вещи.
- Ты здесь живешь? - спрашивает Кибом. - Это не магазин!
- Просто здесь уютно, - говорит Донхэ, погладив Кибома по плечу. - Создается ощущение гостиной. Подожди немного, сейчас принесу пива.
- Это и есть гостиная, отвечает Кибом. - Похоже, мне пора идти.
Он не делает и шага к двери даже принимает принесенное пиво, хотя и неохотно, его взгляд останавливается на одной из полок.
- Это странно, - говорит Кибом.
- Это хороший сервис, вот что это такое, - говорит Донхэ и смотрит на то, как Кибом выпивает свое пиво.
- Я должен тебе кое-что сказать, - говорит Кибом, когда Донхэ подходит ближе. - Я выдумал про друга.
- Я знаю, - говорит Донхэ, сейчас парень действительно близок к нему, и он обнимает Кибома, притягивая его еще ближе, и тот даже не сопротивляется.
- И Кибом – это мое настоящее имя, - поспешно объясняет он. - И я гей, но я никогда… никогда…
- Знаю, - говорит Донхэ и целует Кибома. Пиво разливается на его ковер, а позднее – и на кровать.
И не то, чтобы ему действительно было до этого дело.




Списки – интерлюдия Донхэ


"Списки повышают продуктивность", - сказал ему как-то один из психиатров.
"Составляй списки, если хочешь упорядочить свои мысли", - говорил он.
Поэтому Донхэ составляет списки. Он делает опись всех вещей Хичоля, и когда тот начинает считать это пугающим, Донхэ составляет списки своих вещей, включая вещи, которыми он обзавелся в тюрьме и вещи из дома его родителей, а так же то, что заимствовал у своих друзей, но так и не вернул.
Он составляет список лучших способов попросить у медсестры презервативы, фактически даже не спрашивая о них. Например: "Завтра День рождения Кангина, и на вечеринку я хотел бы сделать зверушек из воздушных шариков". Он составляет список вещей, которые выводят Хичоля из себя (он очень большой, включает в себя все, начиная от "мух" и "когда все смотрят на него" до "кубика Рубика" и "когда никто на него не смотрит"). Он составляет список вещей из жизни по ту сторону ограды, по которым Итук и Кангин скучают, но никогда не рассказывают друг другу об этом. Он составляет список лучших способов заставить офицера Хан Гена рассказать о себе что-нибудь неловкое, так же он составляет список вещей, которых стесняется сам (их не так много).
Он составляет список порно, пользовавшегося популярностью среди его клиентов, но которое сам он не смотрел или не любил (Цыпочки едят помет? Пасс!).
В какой-то момент составление длинных списков начало утомлять его, поэтому он начал сочинять Лучшую Десятку или Пятерку. "Пять прозвищ, которыми не стоит называть Итука" ("нуна" на первом месте), "Пятерка самых странных случаев из сексуального опыта, которые Хичоль рассказал ему", "Десять способов побега из тюрьмы", "Пятерка вечно, бля, повторяющихся грамматических ошибок, которые допускает офицер Хан Ген", "Лучшая десятка тюремной еды" (выбранная по своей отвратительности).
Когда Донхэ впервые встретил доктора Кима, то не рассказал ему об этих списках. Особенно это касалось одного списка, который он составил через некоторое время после знакомства с доктором Кимом, списка, непосредственно затрагивающего доктора Кима. Итак…
Итак, этот список Донхэ по сих пор считает самым лучшим своим творением. По этой причине он так никуда и не записал его, этот список хранится только в его голове – Лучшие пять способов сделать это с доктором Кимом.

----

Пять способов сделать это с доктором Кимом
Автор: Ли Донхэ

(К сожалению, на данный момент ни один из этих способов не был испробован.)

5 – Когда доктор Ким управляет им. [Донхэ этот вариант представлялся очень маловероятным, конечно, если у доктора Кима нет каких-то скрытых наклонностей, что казалось так же маловероятным. Но чем невероятнее казались эти идеи, тем более возбуждающими они становились. Донхэ мог представить, как Кибом говорит ему что-то делать или лучше требует от него сделать что-то такое, и не обычно скучное "итак, давайте начнем сеанс", а какие-нибудь действительно сексуальные штучки. О, да.]

4 – Когда доктор Ким первым проявляет инициативу. [Опять же, весьма маловероятно, но все таки Донхэ нравится этот вариант. Такое в принципе невозможно, чтобы когда-нибудь, находясь в кабинете Кибома, Донхэ не думал бы о сексе, но тем не менее он мог представить эту ситуацию и свое удивление, и губы Кибома на своей шее, его возбуждение, руки, освобождающие Донхэ от одежды и… да, не так уж и трудно представить подобное.]

3 – В общественном туалете. [В царстве своего воображения Донхэ совершенно не думает о том, как они оказались в публичной уборной или как вообще Кибом согласился пойти с ним туда, но в конце концов, они бы оказались там. И он был бы возбужден, а Кибом не был бы, и это все было бы ему отвратительно. Донхэ прижал бы его спиной к грязной плитке. Ржавжина покрывала бы все металлические поверхности, между панелями на полу виднелась бы что-то зеленое зеленая плесень. Кибом бы начал сопротивляться, а затем перестал бы, просто покорившись Донхэ, который начал бы дрочить ему, и он бы улыбался или может быть проклинал его, а кончив, Кибом начал бы действительно ненавидеть его или не начал бы. Но не зависимо от результата, Донхэ нравилась эта идея.]

2 – В его собственной кровати. [Скорее всего, существовало лишь одно место, в котором Кибому было бы комфортно заниматься сексом, и это его собственная постель, поэтому Донхэ и представляет это. Он представляет Кибома, говорящего о белье, пока Донхэ не целует его и не утягивает на кровать, и он, конечно, шутит, Кибом не сможет расслабиться даже на своей собственной кровати, но Донхэ сделает так, чтобы тот чувствовал себя комфортно или же просто доставит ему удовольствие. После этого Кибом уснет и уже не будет беспокоиться ни о каком белье, может быть только на следующее утро, но тогда Донхэ снова затащит его в постель. Повторить столько раз, сколько потребуется.]

1 – В его кабинете. [Тут имеются варианты, множество вариантов. У Кибома есть стул и стол, и другой стул, и в конце концов, в его кабинете есть окно. И стены, и дверь, и письменный стол. На письменном столе Донхэ нравится больше всего или понравилось бы больше всего, если бы у него с Кибомом вообще был секс в кабинете. На стенах у Кибома висят почетные грамоты, и Донхэ представляет, как Кибом беспокоится, что те разобьются, если они снова ударятся о стену вместе, целуясь, облизывая и покусывая друг друга – не то чтобы Донхэ часто так делал, но с Кибомом он мог бы – и раздеваясь, Кибом спрятал бы свои сертификаты или дипломы или что там у него было в ящик стола, словно бы говоря "Прощай" своему профессионализму. Донхэ усмехнулся бы, а Кибом посоветовал бы ему заткнуться, и Донхэ заткнулся бы сразу, как только получил бы возможность снять с Кибома брюки.]

@темы: жанр: АУ, жанр: ангст, жанр: романс, размер: макси, рейтинг: PG-13, рейтинг: R, тип: перевод, тип: фанфик, фандом: Super Junior, фандом: TVXQ

URL
Комментарии
2010-02-26 в 21:46 

Vet-a
Keep your ears and eyes open (с)
Ааааа!!! Наконец-то продолжение!!!
Спасиииибо!!! :jump2:

2010-02-26 в 22:07 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
Vet-a

:ura: Да, наконец-то)))

2010-02-26 в 22:46 

Уаааа *кричит*
наконец-то продолжение)
спасибо большое!

2010-02-26 в 23:35 

it's going to be legen... wait for it... dary © the woman who beat you.
да да))) долгожданное *____*

2010-02-26 в 23:57 

Старый больной тайчо
Птица Додо отличается умом, сообразительностью и большими глазами
Вааааа **
Это просто супер!
Спасибо-спасибо-спасибо!

2010-02-27 в 00:53 

Smejana
И в горах расцветает миндаль для того, кто умел ждать.(с)Fleur
:ura::ura::ura::chup2:

2010-02-27 в 02:28 

keep your boots tight, keep your gun close
ура, ура, продолжение!!! :ura:
я вас люблю! :heart:

2010-02-27 в 11:12 

crazy little thing
Корень зла. Будьте ласковы с этим ребенком, вы имеете дело с легковозбудимым гаденышем.
Солнц, я бы кстати тебе советовала Экстры в отдельных постах тоже делать, чтобы на них потом можно было дать ссылки... тем более, что многие идут как не связанные с сюжетом зарисовки)

2010-02-27 в 18:04 

Спасибо огроменное за продолжение! Я тащусь с этого фанфика(и с Вашего перевода, кстати, тоже)
Спасибо-спасибо! А долго следующее продолжение ждать?)))

2010-02-27 в 18:28 

Извините меня за такой вопрос, извините мое нетерпение))

2010-03-05 в 15:55 

Erdbeere
Не зацыкливайся на мелочях, жизнь дана для того, чтобы прожить ее с радостью...
классс) хичоль красавчик)спасибо) с нетерпением жду проду)

2010-06-04 в 19:00 

kamesarane
очень жду продолжения!!!!!!

2010-06-08 в 17:18 

В траве сидел кузнечик, но мы его не заметили, и тоже скурили!
Добралась наконец до этого фика, прочла все одним махом..жду продолжения))

2010-11-06 в 23:28 

bobby16
классно.пока не прочитаешь-не оторваться.спасибо.а скоро продолжение?

2011-03-26 в 15:28 

Mokkona
Перебирайтесь на сторону зла. У нас есть печенюшки!^,^)) Be My Lollipop)))©
Это просто шедеврально,правда)Я еще никогда не читала ничего подобного про СуДжу с таким сумасшедшим сюжетом))))
Доктор Ким и Донхэ,ну просто что-то с чем-то:heart:

2011-06-30 в 12:41 

Sauri-cama
А когда продолжение?)))))))))))))
Очень понравилось)))))))))))

2011-07-19 в 16:05 

Wallace and Gromit
" Респект духам поп-корна!.."
Ваууууу!... *Душит автора в объятиях* Это было... ух... Супер!..=)))))

2012-01-11 в 19:34 

Decentra
да,я милая и чудесная.да,я вас убью.нет,мне не стыдно^_^ Белка всея фэндома. *пушит хвост*
*прочитала все переведенные части за один раз*
Вау! Потрясающий фик! Спасибо за ваш перевод!
*а будет ли продолжение? и как скоро?*

2012-03-26 в 19:41 

Makoto OrigaIno
Люблю котят-зомби... =^_^=
Автору спасибо за фик, переводчику - за перевод! Мууур! Очень понравилось! Присоединяюсь к вопросу о продолжении))

   

Our Crazy Dance

главная