23:24 

"Лабиринты", ХоМин AU (049/?)

duet_mao
Название: "Лабиринты"
Автор: .Dancer.
Бета: Taska
Герои/пейринг: Юнхо/Чанмин
Рейтинг: R
Жанр: AU, фантастика, детектив, ангст, экшн, хоррор
Отказ от прав: мальчики принадлежат себе, мысли принадлежат автору, в общем, не претендую
Предупреждение: не закончен. Находится в процессе написания
Краткое описание: "Призрак – явление, зафиксированное сознанием в какой-либо из форм, но не прошедшее обработку в результате мыслительного процесса, отложенное, забытое, либо оставленное без внимания в результате его незначительности. Например, мотив песни, которую спустя некоторый промежуток времени человек начинает воспроизводить в реальности, при этом не придает значения, либо не может четко сформулировать, откуда знает ее. Призраки, обладающие чертами, несвойственными для данных явлений в реальности, требуют немедленного обращения к специалистам Института, так как являются опасными проявлениями неосознанной разрушительной работы подсознания. Подробнее см. Гибрид."
(с) Герр Эдисон. Институт Исследования Внутренних Проблем.


От автора: Моему любимому miniMinу посвящается. Ты всегда в моем сердце :kiss:

Часть 1. 001-031
Часть 1. 032-042


043

Чанмин медленно открыл глаза и несколько раз моргнул. Паника отступила вместе со странно реальным наваждением. Голова гудела, во рту пересохло. Где-то в желудке зарождалась неясная пока тошнота. Стандартный набор признаков болезненного похмелья после практически бессонной ночи проявлялся в полной мере. Чанмин сел на кровати, уперев ладони в жесткий матрас, поморщился. В висках неприятно покалывало, и это чувство в ближайшие пол часа обещало разразиться приступом жуткой головной боли.
Молодому человеку живо вспомнились его эмоции этим утром. Губы растянулись в противной злой усмешке.
- Идиот, - прошептал Чанмин самому себе, - дубина…
Одна единственная галлюцинация, и он уже, обезумев от страха, готов был бежать, поджав хвост к институтским крысам в надежде вымолить у них исцеление от Гибрида, пусть даже распрощавшись с собственной личностью.
В дверь учтиво постучали. Молодой человек поморщился – звук отдавался в голове все усиливавшимся эхом. Сейчас он, наконец, понял, кто способствовал его резкому пробуждению – незваный гость. Говоря честно, у них с Юнхо гости бывали примерно пару-тройку раз в год, обычно знакомые Дознаватели собирались на тихую пьянку по случаю чьего-то из них Дня рождения.
Чанмин, широко раскрыв рот, зевнул, с силой потер ладонями лицо в надежде, что это возымеет хоть какой-то эффект, и, дождавшись очередного стука – неизвестный гость был слишком настойчив для случайного прохожего, забредшего в обитель Дознавателей – поплелся открывать дверь. Проходя мимо зеркала, молодой человек нарочито отвернулся, ему не хотелось видеть свою помятую уставшую физиономию.
Каспер как раз занес руку для очередной попытки достучаться до единственного сейчас обитателя квартиры, да так и застыл с поднятым вверх кулаком, когда дверь перед ним распахнулась.
- Чего надо? – невесело прохрипел Чанмин, недовольно заморгав, когда лучи солнца, лившегося из высоких окон общего коридора, упали ему на лицо – глаза тут же начали слезиться.
- Меня послал Юнх… Старший Дознаватель Чон, - неуверенно начал Каспер, отрицательно покачав головой на быстрый жест Чанмина – хмурое приглашение пройти в квартиру.
- И чего ему надо? – молодой человек, казалось, еще более нахмурился. – Моя смена еще не началась, – чтобы все же убедиться в своей правоте, он бросил взгляд на пластиковые настенные часы в коридоре.
- Да, но сегодня у вас двоих ежемесячная встреча с Советом.
- Да чтоб тебя, - удивленно выдохнул Чанмин, пораженный тем, что забыл об отчете перед Штурм-Лордами. – Так чего ж ты стоишь, Каспер?
Чанмин рывком захлопнул за собой дверь квартиры и, широко шагая, направился к лестнице на улицу.
Молодой человек непрерывно матерился в пол голоса. Это была честь и обязанность. Это была величайшая привилегия, недоступная большинству граждан… и величайший геморрой для Дознавателей. Над ними не было начальства в привычном понимании этого слова. Они получали огромную свободу в своих действиях. Дознаватели были поверенными граждан и скрывали тайны самого государства. Они оставались в большей свободе от бюрократической машины, чем кто бы то ни было, и несли ответственность перед теми, кто правил всем - перед Советом. Вернее той его частью, что представляла шестое ведомство.
Чанмин перемахнул через последние ступеньки лестницы и, выбежав на улицу, направился прямо к стоявшему у тротуара мобилю с эмблемой Дознавателей – раскинувшими крылья серебряными птицами. Молодой человек отчетливо представлял себе, в какой ярости будет Юнхо.


@темы: жанр: фантастика, пейринг: ХоМин, рейтинг: R, размер: макси, жанр: детектив, жанр: экшн, жанр: АУ, жанр: ангст, тип: фанфик, жанр: хоррор, жанр: драма, фандом: TVXQ

URL
Комментарии
2011-06-16 в 23:26 

duet_mao
044


- И по какой же причине сегодня отсутствует Дознаватель Шим? – Дейдра Кирр – Штурм-Лорд Защиты сложила ухоженные руки на полированной поверхности стола перед собой и вежливо, но мягко улыбнулась Юнхо. Ей было за сорок, в высокой, всегда идеально ровной прическе виднелись серебристо-седые прядки, на темно-синей плотной ткани строгого пиджака блестела миниатюрная брошь – хрустальная ласточка. Льдистые голубые глаза, казалось, улыбались. Она была, пожалуй, даже слишком худой и высокой. Длинные узловатые пальцы с ровными ногтями сцеплены в замок, она словно всегда ждала нападения, попытки проникнуть в ее мысли, держалась отстраненно от собеседника. Смотрела в глаза, мягко улыбалась, но оставалась недосягаемой для окружающих ее людей, будто отделенная от них прозрачной стеной. Про отсутствие Чанмина она спросила вскользь, в самом конце разговора, обсудив уже все текущие дела – отчет всегда проходил в форме непринужденного покровительственного диалога, словно она припомнила досадную деталь, впрочем, нисколько ее не обидевшую.
- Ему нездоровится, что-то с животом, - быстро соврал Юнхо. Если Совету вдруг понадобится узнать истинную причину отсутствия младшего, они ее и так узнают. Признаваться в безалаберности его негласного подопечного мужчине не хотелось.
- В прошлый раз, - ухмыльнувшись, проговорил Лерой – Штурм-Лорд Нападения, - кажется, заболела одна из его младших сестер, и Чанмин тут же ринулся ей на помощь с банкой малинового варенья и теплым одеялком наперевес.
- Точно-точно, - коротко, впрочем, совершенно беззлобно, почти по-отечески хохотнул Константин – главный человек в шестом ведомстве, Штурм-Лорд Знания.
Они были совершенно не похожи. Смуглый черноволосый Лерой, едва разменявший четвертый десяток. Коротко, по старой военной моде подстриженный, он выглядел сильным, собранным, словно готовый к прыжку дикий зверь, изнывающий от безделья в слишком просторной клетке. Загнанный в рамки Совета, он будто рвался к полям минувших сражений, отгремевших в его юности, доносящихся теперь лишь эхом коротких стычек где-то на границе с почти задавленными соседями. В мирное время без масштабных боев и тайных операций он откровенно скучал. Лерой так и не променял форму военного Дознавателя на мирные одежды члена Совета, хоть и с гордостью носил отличительные знаки на кителе.
Константин же выглядел добродушным пухленьким стариком. Над его лбом блестели широкие залысины, рыхлое тело скрывала свободного кроя одежда, чем-то напоминавшая балахон. Константин редко вступал в оживленную беседу, чаще слушал. У Юнхо периодически создавалось такое ощущение, что старик, словно губка, впитывает все его слова, принимает в себя любые, даже самые, казалось, бесполезные крупицы знания, чтобы потом сопоставить их с другими, столь же мелкими деталями, выискивая сокрытую истину. Больше всего Константин походил на добродушного дядюшку, которому хотелось открыть все тайны, с которым хотелось откровенно посоветоваться. Юнхо прекрасно понимал, что ощущение это ошибочно, что Константин правит вверенным ему ведомством железной хваткой, карая без пощады, бездушно и четко, ударяя по самому больному, так, чтобы урок был усвоен раз и навсегда. И столь же щедро одаривая верных ему и государству.
- А до этого, по-моему года полтора назад, он не явился, потому что нечаянно подвернул ногу прямо перед зданием Совета, – продолжил тем временем Лерой, в обманчиво ленивой задумчивости поглаживая острый клин короткой черной бородки.
- Молодость, - улыбнулся Константин, даже не посмотрев на соратника по Совету, - думаю, мы можем простить юноше его оплошность. В последний раз, – темные до черноты, с близоруким прищуром глаза, посмотрели на Юнхо. Пристально. Заглядывая куда-то вглубь, в самую душу, будто пригвожденную этим взглядом. – В последний раз, – улыбка Константина оставалась такой же добродушно-мягкой, когда Юнхо отвел взгляд в сторону, сдаваясь под натиском Штурм-Лорда.
- Конечно, - глухо проговорил он.
- Тогда, думаю, - Дейдра бросила быстрый взгляд на своих соратников, - Старший Дознаватель Чон может идти?
Лерой пожал плечами, даже не пытаясь скрыть свою скуку, Константин пару раз коротко кивнул, вновь по-отечески ободряюще улыбаясь.
- Спасибо, что навестил нас, Юнхо, – Дейдра поднялась из-за стола и протянула мужчине узкую суховатую ладонь. Это было неизменной частью аудиенции у правителей шестого ведомства, примерно так же, как сами Дознаватели во время изнуряюще долгих смен, Штурм-Лорды вскользь Читали своих подопечных. Просто проскальзывали невесомым прикосновением по поверхности сознания, ожидая, что оно откроет им в короткие мгновения контакта. Фокус, построенный на том же принципе, что и стандартные проверки смены. «Не пытайтесь что-то скрывать, в проверке нет ничего страшного. Не пытайтесь закрывать мысли…» Разница заключалась лишь в том, что все эти стандартные фразы оставались невысказанными, они и так прочно врезались в память каждому из Дознавателей и именно они звучали в мыслях каждого из них в эти моменты.
Юнхо медлил едва ли дольше секунды прежде, чем протянуть ладонь Дейдре Кирр. Ее прикосновение было сухим и прохладным. Далее следовало крепкое рукопожатие Лероя. И мягкие пухлые ладони Константина, не отпускавшие всегда чуть дольше соратников.
Мужчина вежливо попрощался с Советом и резко развернулся к выходу из шестого зала. В тот же момент в его мозгу яркими образами вспыхнули разом все тщательно скрываемые во время аудиенции, мысли о Чанмине, будто кто-то, живший внутри, вытолкнул их на поверхность сознания, обиженно и чуть зло.

URL
2011-06-16 в 23:27 

duet_mao
045


Не думать… Не думать… Не забираться внутрь своих собственных мыслей так глубоко, что не сможешь выбраться наружу, выплыть на поверхность. Если нырнуть до самого дна, то все исчезнет, станет непонятно, куда двигаться. Свет не будет проникать вглубь этой страшной ямы человеческого сознания, мир перевернется, ощущение пространства пропадет. И ты просто не поймешь, куда плыть, чтобы добраться до поверхности, чтобы сделать еще один глоток воздуха. Ты просто захлебнешься.
Юнхо плотно закрыл дверь кабинета, опустился на стул. Он потянулся к карману, нащупал плотные кожаные перчатки и сжал их в кулак – в стенах шестого зала их принято было снимать.
«Ты хочешь этого… жить без меня… может быть не сейчас. Но ты захочешь…»
- Нет, - беззвучно зашептал Юнхо, - нет же. Не хочу. Не могу…
Его пальцы ощутимо дрожали, пока он аккуратно, с излишней педантичностью, надевал перчатки. На лбу выступила испарина, словно в маленьком кабинете было слишком жарко.
Юнхо опустил руки перед собой, с силой надавил на деревянную столешницу. Пальцы перестали дрожать, в них ощутимо нарастало болезненное покалывание от слишком большого усилия. Юнхо сжал зубы, надавливая сильнее, чувствуя становившуюся все более явственной боль в напрягшихся до предела, скрученных судорогой пальцах.
Если опуститься слишком глубоко на дно ямы, тебе не выплыть. Никогда.
- Нет же… Нет… - сквозь сжатые зубы шептал Юнхо, его дыхание участилось.
«… жить без меня… Но ты захочешь. И этим предашь меня…»
Он помнил, каким призрачным, тонким было тело в его руках. Он помнил, словно это происходило мгновение назад. Как будто он переживал это снова и снова, раз за разом возвращаясь туда. Эти мгновения затягивали его все глубже в мир без света.
«Но ты захочешь… Боюсь… Боюсь…»
Воздух будто стал слишком тяжелым, густым как кисель, скрюченные пальцы в броне кожаных перчаток бессильно царапали стол. Он уже не шептал, только часто сглатывал, словно задыхался, придавленный к стулу сотнями метров воздуха над ним. И вдруг все оборвалось.
Чанмин влетел в кабинет, тяжело дыша, будто только что совершил спонтанный марш-бросок через полгорода. Дернув округлую деревянную ручку, он рывком захлопнул дверь, в три шага пересек небольшой кабинет и буквально рухнул на стул напротив Юнхо. Мужчина взял в руки папку, лежавшую на тонкой стопке бумаг, раскрыл, делая вид, что занят делами, перебрал несколько верхних страниц, попытался прочитать содержимое – буквы мелко подрагивали перед глазами.
- Слушай, Юнхо, тут такое дело… - начал Чанмин, наконец отдышавшись, в подобной ситуации он всегда начинал с оправданий, Старший Дознаватель слишком устал, чтобы действительно слушать. Молодой человек замолчал, пристально глядя на так и не поднявшего взгляда от бумаг Юнхо. – Извини, - вдруг проговорил младший, - нет, правда, извини. Да, я мелкий гаденыш, который вечно портит твою жизнь, лезет, куда не надо, а куда надо даже не пытается вникать, сует свой нос в чужие дела, хотя в своих не может разобраться. Я противный, едкий тип с сомнительным чувством юмора, и сегодня я тебя действительно подвел… Снова. И ты жутко сердишься на меня из-за этого глупого поцелуя и из-за того, что я ночевал неизвестно где, и опоздал… ну, в смысле, не пришел на встречу с Советом...
- Я не сержусь, - тихо проговорил Юнхо, в висках нестерпимо ныло, но он все же попытался придать голосу спокойствие.
- … и я действительно виноват во всем этом, но я не хотел тебя злить… - Чанмин сделал паузу, чтобы набрать в легкие воздух, - действительно не хотел. Извини.
- Я не сержусь, - повторил Юнхо уже громче.
- Что ты сказал? – Чанмин вскинул виновато опущенную голову в надежде поймать взгляд друга, но тот смотрел лишь в какие-то бумаги, извлеченные из очередной стандартной папки. – Я что – мог и не извиняться, и ты бы…
- Не опаздывай больше, - тон Юнхо мог бы показаться холодным, но Чанмину на мгновение послышались жалобные нотки, прорезавшиеся за усталостью и напускным равнодушием, приходящим всякий раз, когда друг хотел что-то скрыть от окружающих.
- Ну так я пойду… - Чанмин поднялся. Такой Юнхо, не похожий на себя, закрытый и в глубине собственных мыслей чем-то напуганный смущал его.
Старший Дознаватель только кивнул, так и не подняв взгляд.
- Они знают? - прошептал молодой человек, не оборачиваясь, стоя уже около двери.
- Нет, этого они не Прочли.
Дверь хлопнула. Чанмин решил, что сейчас стоит оставить друга наедине с собственными мыслями. Он так и не заметил, как, спрятанная под раскрытой папкой ладонь Юнхо с силой стискивает край стола.
Он и не должен был этого заметить. Юнхо справедливо считал, что всякому знанию отведено свое время.

URL
2011-06-16 в 23:27 

duet_mao
046


Юнхо лежал в своей кровати, широко раскрытыми глазами глядя в темный потолок. В окно, плотно занавешенное шторами, не проникал ни единый луч света от фонаря, высившегося у дороги перед самым окном Старшего Дознавателя. В квартире стояла тишина. Не та абсолютная, звенящая тишина, когда каждое движение кажется невероятно громким, неправильным, когда даже неразличимый шелест дыхания вязнет в беззвучной плотной пелене, поглощенный ею, как описывают в книгах. Нет, в квартире было настолько обыденно тихо, как случается каждую ночь в плотно заселенном жилом районе. Откуда-то издалека доносился кашляющий собачий лай, на соседней улице тихо урчал мотор одинокого мобиля. Этажом выше бормотало полуночное радио – развлечение для одиночек. Кто-то быстро спустился по лестнице, частые шаги на пару секунд раздались глухой дробью в общем коридоре их этажа. И все эти звуки – вполне обычные, лишь усиленные ощущением условной ночной тишины – вызывали чувство замешательства. Будто дом жил собственной жизнью, будто тайной, отгороженной от людей жизнью жил весь город. Улицы и дороги, длинные подземные переезды и общественные здания, заводы, фермы, никому не известные памятники. Они все словно приобретали совершенно другой вид с наступлением сумерек и засыпали лишь с первыми туманными предрассветными часами, когда многочисленные утренние смены собирались на службу. Улицы заполнялись людьми, спешащими по своим делам и абсолютно не замечавшими каменного, железного, стеклянного мира, живущего своей жизнью. Неизбежно стареющего и воссоздаваемого снова и снова следующими поколениями людей.
Юнхо думал об этом, представлял себе сумбурные образы серых глыб с глазами-окнами, слышал шелест невидимой мембраны где-то в вышине имитировавшей человеческое дыхание, чувствовал биение каменного сердца глубоко под землей. Старого сердца, в чем-то злого, но по большей части так и оставшегося равнодушным, пока появляются новые люди, пока текут тонкой живой рекой по венам этого исполина, пока они наполняют его хотя бы этой имитацией жизни…
Юнхо поднялся. Переполнявшие его мысли – странные и страшные, заставляющие неровно биться сердце – не давали уснуть, звуки мешали отдыхать. На мгновение мужчине почудилось, что он совершенно один в этом мире, что он единственный наполняет эту мертвую громадину жизнью. И рядом никого…
Он поднялся со смятой постели, прошел к письменному столу, потянулся к настольной лампе.
«Боюсь… Боюсь… Может быть не сейчас…»
Юнхо замер. В висках пульсировали раскаленные искры. Они обжигали, причиняя мгновенную боль, но оставляли мысли холодными, подернутыми пеленой одиночества. На мгновение ему показалось, будто кто-то коснулся его пальцев – всего лишь призрачное ощущение, холодно-скользкое.
Мужчина решительно отошел от стола, прошлепал босыми ногами по линолеуму коридора, толкнул дверь соседней комнаты.
Чанмин не спал. Сидел кровати, низко опустив голову, запустив длинные пальцы в спутанные отросшие волосы, уперев локти в колени. Челка падала вперед, закрывая лицо.
Юнхо замер в дверях, не представляя, что сказать, чем оправдать столь явное малодушие, именно таким виделось ему сейчас его собственное поведение. Молодой человек все-таки поднял голову. Во взгляде, каким он посмотрел на старшего, было что-то жалостливое, Чанмин застыл, удивленный, также не найдя, что сказать.
Несколько мгновений прошли в давящей тишине, словно даже непрерывное биение города застыло вокруг них.
Юнхо не видел его с самого утра, когда Чанмин смущенный или, может быть, подавленный захлопнул дверь кабинета. Молодой человек не дождался его, как это бывало почти ежедневно, чтобы вдвоем отправиться домой на служебном мобиле. Он заперся в своей комнате, спрятавшись за звуками маленького переносного радио, и не показывался весь вечер, не пролез, крадучись, в спальню старшего, чтобы украдкой Читать его. Это было непривычно. Почти обидно.
Чанмин не хотел, чтобы Юнхо злился на него. Он безвылазно просидел в общем кабинете в течение всего положенного на рабочую смену времени, борясь с накатывающим приступами желанием пойти к Старшему Дознавателю, отыскать может быть самую идиотскую неправдоподобную причину, но пойти. Он выбежал из корпуса Дознавателей при здании Совета за пять минут до конца рабочего дня, чтобы не встретиться с Юнхо, повинуясь какому-то неясному чувству пространной горчащей глубоко внутри тоски по этому смехотворно маленькому, но, тем не менее, прочно разделившему их расстоянию. Он попросил Петру отвезти его домой, отвлекшись по дороге на свои мысли настолько, что даже не реагировал на ее подколки, чем несказанно удивил подругу. Чанмин заперся в своей комнате, отвернул ручку радио на полную громкость и просто лежал, уставившись в потолок. Из серых тоскливых мыслей не исчезал образ Юнхо: как тот едет домой, как открывает входную дверь и несколько мгновений стоит на пороге, взглядом уперевшись в непривычно закрытую дверь младшего, как пожимает плечами и идет дальше по коридору, к себе. И ему просто все равно. Это ранило Чанмина, забиралось куда-то глубоко внутрь и не давало думать, не позволяло отвлечься. И естественно, въевшись иголкой-мыслью в мозг, не давало спать. Поэтому Чанмин просто лежал, раскинувшись на кровати, глядя в потолок, пока это чувство не стало настолько невыносимым, что он сел, сжался, будто ожидая удара… Но Юнхо, противореча себе и всему вокруг, пришел.
Мужчина преодолел расстояние от двери, растянулся на кровати младшего, словно не замечая его.
- Если ты не собираешься спать, то хотя бы потуши лампу, - пробормотал Юнхо, поворачиваясь на бок.
Чанмин невольно улыбнулся, щелкнул выключателем и в следующее мгновение уже растянулся рядом, лицом к другу, его ладонь скользнула по талии Юнхо, обнимая, заставляя придвинуться чуть ближе. Старший молча повиновался. Он закинул руку на Мина, уперся лбом куда-то в плечо молодого человека.
- Я думал, что ты злишься, сильно злишься, - прошептал Чанмин в темноте.
«Ты захочешь… Боюсь… Боюсь…» - прошелестел отголосок памяти, скомканных застарелых чувств, спрятавшихся где-то внутри.
- Никогда, - прошептал Юнхо, и было не понятно, кому именно он ответил. Только очень хотелось спать, закрывшись от всего мира окружившим его спокойствием. Теплом.
- Это хорошо, - едва слышно ответил Чанмин и потянулся ладонью куда-то выше, в темноте касаясь прохладной кожи мужчины.
Дыша ровно и легко, Юнхо спал.

URL
2011-06-16 в 23:28 

duet_mao
047


- Ты не можешь проводить Дознание, - просто и буднично проговорил Юнхо, спокойно разглядывая свое отражение в зеркале.
- Хмм… И почему, интересно? – ехидно поинтересовался Чанмин, голос его прозвучал глухо – молодой человек обувался, согнувшись почти вдвое.
- После такого реального видения становится ясно, что Гибрид набирает силу. Болезнь прогрессирует быстро. Нет, Мин, ты можешь себя выдать. Если все выйдет из-под контроля, снова появится какая-нибудь галлюцинация, и при этом будет присутствовать Наблюдатель… Нет, – Юнхо обернулся, серьезно посмотрел на младшего, тот как раз выпрямился в полный рост.
- Ну, твои-то доводы мне понятны, но как ты себе это представляешь? Забегаю я такой с утра пораньше в корпус Дознавателей, нагибаюсь к будке контролера и выдаю: «Знаешь, приятель, а я сегодня не могу Читать», он на это как раз раскрывает рот, чтобы уточнить, куда именно я могу и должен катиться со своими идиотскими шутками, и вдруг останавливается и уточняет: «И почему же, Дознаватель Шим?» «Знаешь, друг, что-то я сегодня себя неважно чувствую. Наверное, у меня в башке живет вооот такой вот Гибрид и жрет мои мысли». – Все это действо Чанмин разыгрывал на два голоса, становясь то собой, то престарелым контролером с жутким ревматизмом, при этом он не скупился на жесты и интонации, поэтому вполне ожидал хотя бы какой-то реакции Юнхо на его сарказм.
Старший молчал несколько секунд:
- Думаю, это будет не лучшим оправданием, - совершенно серьезно заявил он.
- Забудь, - молодой человек тяжело вздохнул, - ты абсолютно непробиваемый.
- Если ты про свою невнятную клоунаду, - Юнхо вышел из квартиры на общую площадку, - то не думаю, что она могла бы хоть кого-то тронуть.
- Вообще-то я неплохой актер, - пробурчал молодой человек.
Утром Юнхо проснулся позже обычного, молча поднялся и вышел из комнаты. Не сказал ничего. Не посмотрел на друга. Чанмин лежал, раскинув руки, чувствуя ладонью еще не успевшее исчезнуть тепло простыни, согретой телом Юнхо. Под звуки льющейся в ванной воды он размышлял, что нужно что-то сказать другу, но так и не нашел слов. За быстрым завтраком оба молчали.
Молодой человек настолько погрузился в свои мысли, что в первое мгновение не заметил, как изменилось лицо Юнхо, как он застыл на месте, не сводя взгляда с закрывшейся за ними двери квартиры. На потертом темном дереве быстрыми короткими мазками белой краски было намалевано одно слово. Гибрид.

URL
2011-06-16 в 23:28 

duet_mao
048


Ночью были заморозки, и ровный асфальт кое-где покрывала тонкая наледь, обещавшая растаять через пару часов. Деревья высились тонкими темными остовами, зябко сжавшиеся в ожидании скорого тепла, на них не было ни единого листа. Детская площадка на окраине парка была пуста. По улице тек нескончаемый поток утренних служащих, они, как муравьи в муравейнике, сновали туда-сюда - одни обгоняли, другие чуть замедляли шаг, принимались что-то невзначай искать в портфелях и сумках. Вокруг Дознавателей в темно-зеленых, стилизованных под армейскую, формах оставалось маленькое пространство, отделявшее их от толпы. Люди не приближались к ним настолько, чтобы нечаянно задеть локтем или наступить на ногу. Чтобы случайно не коснуться. В этом виделся какой-то потаенный страх, будто заложенный в самую их суть детскими страшилками и взрослыми байками, большая часть которых всегда оставалась вымыслом. Где-то на грани сознания Чанмину порой казалось, что окружающими движет не некое сумбурное опасение за неприкосновенность их жизней, а отвращение. Будто Дознаватели были всеми почитаемыми уродцами, которым просто никто и никогда не говорил об их дефективности, вознося на некий пьедестал, и, тем самым, избавляя себя от необходимости приближаться слишком близко.
Юнхо, казалось, не замечал этого. Оставив мобиль на служебной стоянке, он просто шагнул в людской поток, принимавшей его за чужого, уверенно зашагал через широкую идеально круглую площадь Десяти дней, словно раздвинувшую все остальные здания, раскинувшуюся в самом центре города голым пустым пятном. Постепенно Юнхо забрал вправо, огибая здание Совета, приближаясь к корпусу Дознавателей.
- Я даже представить не могу, что ты придумал по поводу нашего… «происшествия», - Чанмин, широко шагая, нагнал друга и пошел с ним в шаг, - кто-то покусился на частную собственность, малолетние хулиганы, панки…
- Кто-то покусился на частную собственность, да, но собственность эта принадлежит Дознавателям. Посмотри вокруг – многие ли из этих людей решились бы на такое в приступе пьяного куража или в знак протеста? - смотря прямо перед собой, проговорил Юнхо.
Молодой человек обернулся по сторонам. Окружавшие их люди старательно притворялись глухими.
- В этом ты прав, наш дом даже отъявленная шпана обходит стороной. Но кто-то же сделал это… - ответил Чанмин, задумавшись.
- Если кто-то узнал о нашей проблеме… Нет, Читать смену тебе нельзя. После недавнего переполоха, - рассуждал Юнхо.
- Чинни! – резко остановившись, выпалил Чанмин. – Это он!
- Наблюдатель, который проверял тебя, когда появился Гибрид? – скептически произнес Юнхо. – Он не был уверен в том, что увидел, иначе бы оспорил мои слова о Призраке.
- Да у него кишка тонка с тобой спорить. Если б у меня в башке десяток Гибридов решили бы устроить безумное чаепитие, а ты бы утверждал, что это не так, он бы все равно не решился с тобой потягаться. Нет, Юнхо, я уверен. Этот засранец вздумал со мной играть. Мстит, значит, - Чанмин зло прищурился, в такие моменты он обычно изобретал какой-нибудь кровожадный план по уничтожению противника.
- Тише, - шепнул Юнхо, заметив приближающуюся к ним девушку.
- Здравствуйте, - улыбнувшись, произнесла девушка, одетая в аккуратно отглаженную форму Наблюдателя – она, можно сказать, сияла, будто невзначай поправив приколотую к груди булавку со стилизованной серебряной птичкой – явный признак того, что в стенах шестого ведомства она провела совсем мало времени и еще находила в этой службе что-то, что, она считала, ставило ее чуть выше абсолютного большинства окружающих.
- Привет, Джинни, - махнул рукой Чанмин, всем своим видом изображая доброжелательность, - как тебе фильм?
- Очень хороший, - сдержанно произнесла девушка, присутствие Старшего Дознавателя смущало ее, что, правда, не мешало ей украдкой разглядывать мужчину.
- В следующий раз, обещаю, пойдем в кино вместе, - Чанмин заговорщецки подмигнул.
- Нам пора, - серьезно произнес Юнхо, смотря куда-то в сторону.
- Ну, дела, - молодой человек виновато развел руками.
Джинни кивнула, улыбнувшись на мученическую гримасу, изображенную Чанмином за спиной Юнхо.
- Мог бы быть чуть поприветливее, - грубо произнес молодой человек, догоняя друга.
- В отличие от тебя у меня не так много времени, чтобы как ты успевать за всеми юбками ухлестывать, - наставительно проговорил Юнхо.
- Черт, неужели ты ревнуешь? – саркастически произнес Чанмин, поднимаясь вслед за мужчиной к дверям, ведшим в корпус Дознавателей. – Петра будет просто в шоке от очередных подробностей нашей псевдо-гейской жизни, да, голубой дружок?
- Заткнись, придурок, - в голосе Юнхо прорезались раздраженные нотки, - ты даже в такие моменты можешь быть… - он остановился. Центральный холл,– обычно пустующий после начала рабочего дня, был наполнен людьми. Казалось, все Дознаватели, с утра вышедшие на смену, были здесь. Они стояли мелкими группками, о чем-то тихо переговариваясь.
- Юнхо! Мин! – кто-то резко окликнул их, друзья одновременно обернулись. К ним спешила Петра, взъерошенная, запыхавшаяся, она протискивалась через непривычную толпу, наполнившую центральный холл корпуса. – Чанмин, Штурм-Лорд Кирр искала тебя.
- С чего вдруг? – голос Чанмина странно прервался, гадкое предчувствие чего-то непоправимого, неясной смутной беды, еще только грозившей разразиться бурей, заполнило мысли.
- Чинни,– Наблюдатель из пятой бригады, который проверял тебя несколько дней назад, - Петра заметно нервничала.
- Ну, - поторопил Юнхо, у молодого человека неожиданно перехватило дыхание.
- Он повесился у себя дома. Сегодня нашли.

URL
2011-06-16 в 23:29 

duet_mao
049


Кабинет Дейдры Кирр неуловимо напоминал ее саму: окна закрывали жалюзи, все мебель была практичной и легкой, светлые обои и темный без рисунка ковер. Картины в тонких деревянных рамах на стене – несколько репродукций известных пейзажей – ничего не могли бы сказать постороннему наблюдателю о характере их владелицы, кроме приверженности хорошему вкусу. Гладкая поверхность идеально чистого стола блестела, на ней выделялась только металлическая подставка под письменные принадлежности. Все важное хранилось внутри: в одинаковых пластиковых папках без пометок и подписей, за стеклянными дверцами шкафа, в закрытых на ключ ящиках рабочего стола, в запертом сейфе, серо-стальным кубом высившимся в дальнем углу кабинета.
Дейдра Кирр опустила на стол маленький полиэтиленовый пакет, запаянный по краям, и сложила аккуратные ухоженные руки перед собой.
- Ты что-то можешь сказать об этом? – спокойно поинтересовалась она.
- Хм… - Чанмин на мгновение изобразил задумчивость. Ему живо представилась обычная школа и канонично строгая учительница, допрашивающая малолетнего проказника, не сознающегося в очередной шалости. – Ничего? – Молодой человек с трудом оторвал взгляд от клочка бумаги, где неровным дрожащим почерком было выведено «Шим». Записка была запаяна в пакет, который обычно использует полиция для сбора улик.
- Чанмин, это записка с твоим именем, и она была зажата в кулаке мертвого Наблюдателя, - мягко начала женщина.
- И что? – быстро раздражаясь, выпалил Чанмин.
- Я просто хочу выяснить, знаешь ли ты что-нибудь об этом деле, – по выражению лица Штурм-Лорда нельзя было сказать, зла она, расстроена или, может быть, ей все равно.
Пальцы Дейдры Кирр на мгновение дрогнули, словно инстинктивно она хотела сжать их в кулак, но не позволила себе проявить хотя бы чуть-чуть эмоций.
- Ладно, - легко согласился Чанмин, - тогда так, – он на несколько секунд замолчал. – Я. Совершенно. Ничего. Не. Знаю. Так пойдет?
Дознавателей опасались. Их сторонились обычные люди. Их обходили стороной, вели себя подчеркнуто учтиво, держались на расстоянии. Абсолютно тоже самое можно было сказать от отношениях самих Дознавателей со Штурм-Лордами, с теми, кто достиг совершенно иного уровня в Чтении, нежели остальные работники шестого ведомства, с теми, кто правил, с теми, кто подчинял себе своим умением Читать. Штурм-Лордом нельзя было стать, отличившись в службе или усердно тренируясь, это звание давалось за способности, многократно развитые, врожденные, отвоеванные у своей ограниченной человеческой сути. Для Дознавателей Штурм-Лорды оставались загадкой, спрятанной за тысячей тайн и невидимых подсказок. И Чанмин никогда не решился бы так говорить ни с кем другим в столь высоком звании. Но только не с этой женщиной.
- Ты меня расстраиваешь. Эта записка, найденная у покойника, говорит уже о многом, а учитывая то, что Наблюдатель Чинни Читал именно тебя незадолго до своей смерти, некоторые могут уже на этом построить обвинение. Здесь, - Дейдра указала пальцем на плотный пакет, - значится твоя фамилия. Не моя.
- И что? Я кореец, у нас всего-то штук десять фамилий на всю нацию. Может этот суицидный придурок и не меня имел в виду, – Чанмин вскочил со стула. Он буквально кипел от возмущения. – У Совета еще есть ко мне вопросы?
- Я говорю не от лица Совета… - женщина тоже поднялась, скрестила руки на груди, будто защищаясь от незримой атаки.
- Тогда до свидания, - молодой человек отступил на шаг. Он понимал, что говорит все неправильно, что только навлекает на себя подозрение, беду этой поспешностью, этой неприкрытой злобой. Но эти вопросы, этот уверенный неприступно-холодный вид собеседницы заставляли его чувствовать смутное отвращение, мешавшее выдавать продуманные логичные ответы.
- Чанмин, - в голосе Дейдры Кирр будто на мгновение прорезались какие-то эмоции, которые она просто не успела сдержать, подавить в себе, - ты ведешь себя, как глупый ребенок, я твоя крестная мать…
- Редко же ты об этом вспоминаешь, Штурм-Лорд, - резко перебил ее Чанмин, его интонации были наполнены сожалением, мешавшимся с отстраненной абстрактной враждебностью к этой женщине, растившей его с самого детства, которой он сам никогда не мог подобрать четкого определения.
Молодой человек вышел из кабинета, хлопнув дверью. Дейдра Кирр опустилась в кресло, идеально сохраняя видимость ледяного спокойствия.

URL
2011-06-17 в 01:32 

Molnia
Истинная красота расцветает в сердце и отражается в глазах.
Ура!!!!я дождалась этого!!!какая радость на ночь - всё убежала читать)))):crzjump:

2011-06-17 в 02:03 

Molnia
Истинная красота расцветает в сердце и отражается в глазах.
Вот это дааа.... Вот это поворот))))Как всегда неожиданно, захватывает с первого слова)))Столько мыслей в голове, но я уверенна, что не одна из них не попадёт в точку)))Здорово...)))Буду с нетерпением ждать продолжения))))

2011-06-17 в 13:03 

neks
она умерла от закольцованного свуна
:heart:

2011-06-17 в 15:35 

ох-ох, авторы, не томите!это просто шедевр и его хочется побольше))

2011-06-17 в 21:45 

O-ren-chan
Это так интригует... :heart:
невыносимо:crzjump:! Скорее бы продолжение:crzfan:
Бедняга Мин
А сколько вообще планируется глав?:shuffle2:

2011-06-18 в 09:28 

sawari
Вау..! Я просто выпала из реальности...За окном ночь, стучит дождь,и я все больше и больше погружаюсь в эту невероятную атмосферу. Просто сходишь с ума от желания узнать,что же будет дальше.)
Спасибо)
:heart:

2011-06-22 в 21:48 

Феник
Natsu no hi no suna no shiro
*СИРЦА*
Я как то пропустила оба обновления. Хотя в этом есть и свои плюсы
Ждём продолжения. :heart:

2011-06-23 в 16:23 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
Molnia

Спасибо))) Ну, может ты как раз все угадаешь, и все мысли окажутся верными? :shuffle2: Надеюсь и дальше радовать неожиданными поворотами)

neks

:heart:

G_S_C_P

Да я не томлю) Жду отбеченный вариант. :rotate: Только опять же, я здесь один автор (там в шапке к фику написано :eyebrow: )

O-ren-chan

:heart: Мин язва, а не бегняга :smirk:
Планируется три части, вот это все еще первая из них. В ней 65 подчастей, 49 выложено. :alles:

sawari

Тебе спасибо))) За отзыв) Надеюсь, что атмосфера получилась живой :shuffle2:

Феник

Надеюсь, что продолжение будет скоро)))

2011-06-27 в 06:01 

~Плачущий Ангел~
Мы - солдаты, что стоят насмерть. (c)GITS
добралась прочитать обновление только сейчас.
текст безумно нравится, очень хочется узнать как дальше будут развиваться события.
.Dancer., нас ведь ждет хэппи-энд несмотря ни на что? :small:

2011-06-30 в 10:27 

Redricus
Бейте их обоих - и Мару, и Будду
жду продолжения)) очень захватывающе.
они наконец-то поцеловались!

2011-08-08 в 21:42 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
~Плачущий Ангел~

Спасибо :heart:
нас ведь ждет хэппи-энд несмотря ни на что?
Нуу... :shuffle2: Да ладно, шучу. Я, как великий любитель ХЭ, вряд ли смогла бы себя заставить написать несчастливый финал. Хотя, смотря что понимать под счастьем :smirk:

Redrik

Они уже и не только это успели сделать :eyebrow:

2011-08-09 в 00:53 

Redricus
Бейте их обоих - и Мару, и Будду
.Dancer. да, я уже прочитала)) круто же)

2011-08-09 в 00:53 

Redricus
Бейте их обоих - и Мару, и Будду
.Dancer. да, я уже прочитала)) круто же)

2011-10-07 в 20:57 

Mapgysha
Кто же,кто ж всё это подстраивает..
И мне почему-то кажется,что у Юно тоже гибрид,причем давно..

   

Our Crazy Dance

главная