22:21 

"Лабиринты", ХоМин AU (031/?)

duet_mao
Название: "Лабиринты"
Автор: .Dancer.
Бета: Taska
Герои/пейринг: Юнхо/Чанмин
Рейтинг: R
Жанр: AU, фантастика, детектив, ангст, экшн, хоррор
Отказ от прав: мальчики принадлежат себе, мысли принадлежат автору, в общем, не претендую
Предупреждение: не закончен. Находится в процессе написания
Краткое описание: "Призрак – явление, зафиксированное сознанием в какой-либо из форм, но не прошедшее обработку в результате мыслительного процесса, отложенное, забытое, либо оставленное без внимания в результате его незначительности. Например, мотив песни, которую спустя некоторый промежуток времени человек начинает воспроизводить в реальности, при этом не придает значения, либо не может четко сформулировать, откуда знает ее. Призраки, обладающие чертами, несвойственными для данных явлений в реальности, требуют немедленного обращения к специалистам Института, так как являются опасными проявлениями неосознанной разрушительной работы подсознания. Подробнее см. Гибрид."
(с) Герр Эдисон. Институт Исследования Внутренних Проблем.


От автора: Моему любимому miniMinу посвящается. Ты всегда в моем сердце :kiss:


Вернусь к рассвету… А может – позже,
Могу и вовсе не возвратиться…
Останусь в мире, который тоже
Во сне остаться давно стремиться.

Я знаю. Вижу. И – верю, верю
В тебя. А смерть свою власть утратит.
Путь в новый мир – вот за этой дверью…
Будь навсегда. Просто будь. Мне хватит.
Вернусь к рассвету… Вернись со мною.
Пусть сны умрут в старом Зазеркалье.
Грустить о прошлом, мой друг, не стоит…
Оставь иллюзии. Мы реальны.
(с)


читать дальше


Продолжение в комментариях

@темы: фандом: TVXQ, тип: фанфик, рейтинг: R, размер: макси, пейринг: ХоМин, жанр: экшн, жанр: хоррор, жанр: фантастика, жанр: драма, жанр: детектив, жанр: ангст, жанр: АУ

URL
Комментарии
2011-05-19 в 22:23 

duet_mao
002


- Чертов придурок, - беззлобно выругался Юнхо. Он давно привык к не всегда безвинным шуткам Чанмина и зачастую даже не обращал на них внимания, чем выводил младшего, мнившего себя гением надувательства, из себя. Но шутки в реальности и шутки в подсознании – это две большие разницы, о которых нельзя забывать. В первую очередь подобного нельзя делать Дознавателю.
Юнхо мягко опустился на колени. Перед ним сидел кролик – маленький, явно в разы более пушистый, чем большинство его собратьев, черные глазки-бусинки неотрывно следили за мужчиной. Юнхо протянул руку и мягко погладил длинные ушки – зверек дружелюбно пискнул.
Мужчина поднялся на ноги. Огляделся. Его окружали закрытые двери. Старые, новые, деревянные, прозрачно-стеклянные, покрытые разводами. Какие-то оставались приоткрытыми, другие были заперты, третьи - и вовсе заколочены. Длинный-длинный коридор, сплошь заполненный дверями, населенный ими, словно призраками прошлых чувств и недодуманных мыслей, детскими страхами, взрослыми глупостями, всем, что составляло личность Чанмина, всем, чем была забита его голова. Он будто весь состоял из этих закрытых дверей, был ими. И не собирался открывать всех секретов никому – ни рядовому Наблюдателю на штатной проверке, ни лучшему, впрочем, наверное, и единственному другу.
Проверка должна была выявить нелояльность, нелогичность мыслей, предвзятость – что-то, что могло нарушить его возможность работы, как Дознавателя. Юнхо должен был найти это что-то. Проблему, грозившую Чанмину крупными неприятностями. Мужчина прошел дальше. Пока он даже не представлял, что должен найти, и это все усложняло.
Маленький кролик бежал за ним, часто перебирая короткими, излишне пушистыми лапками.

URL
2011-05-19 в 22:24 

duet_mao
000 (003)


Резная деревянная дверь за третьим по счету поворотом серой кишки коридора открывается в весенний полдень. Маленький садик за домом тонет в солнечном свете, окна на втором этаже открыты, из комнаты слышится тихая музыка. Тонкая яблоня у самой стены еще не сбросила последний цвет. Матовые, доживающие последние дни лепестки дрожат от теплого ветра.
Откуда-то из дома доносится голос женщины:
- Хватит копаться в саду, мой руки и за стол! – пауза. – Мини, кому сказала? Быстро руки мыть!
Юнхо оборачивается и непроизвольно вытягивает шею, стараясь заглянуть в наполовину забранное тюлем окно. Ничего. Зеркальная стена и его собственное отражение. Можно пробиться сквозь нее, можно сломать. Но он не будет этого делать.
Причуды памяти. Она хранит в себе слишком мало – лишь те моменты, что запечатлелись ярко, – но, в то же время, слишком много того, чего мы сами не знаем. Подсознание помнит все за нас. Оно скрывает все, что не вмещает в себя память. Все, от чего хочет избавиться – боится или не считает нужным хранить. Конечно, если умеешь прочесть то, что прячется. Узнать, уговорить, подчас прорваться, выбрать, выскрести и пережить. Провести Дознание.
Сознание Чанмина не знает того, что происходит в доме. Подсознание может воссоздать. В определенных границах, конечно. В него, как в ящик, сложено все, что происходило в те моменты. Запахи, шорохи, случайный скрип половиц в доме, казалось, неразличимое позвякивание выставляемых на стол тарелок, случайный ветерок. Складываясь со знаниями самого читаемого человека, картина может выйти очень правдоподобной. Но не всегда даже она является правдой.
Юнхо проходит дальше вглубь. Он представляет, что увидит.
Мальчик стоит к нему спиной. В его руке что-то блестит на солнце, пуская на землю коротких солнечных зайчиков.
Мужчину Юнхо замечает на пару мгновений позже. Он, еще живой, корчится на земле, судорожно царапая ногтями грудь в том месте, где под плотью бьется разрываемое болью сердце. Из его глотки вырываются отвратительно-булькающие звуки, хрипы. На губах выступает кровавая пена.
Мальчик не шевелится, оцепеневший от ужаса. Только маленькие пальчики медленно разжимаются, отпуская нечто блестящее, то, что он сжимал в ладошке все это время. Хрупкое тонкое стекло трескается, ударяясь о камни садовой дорожки.
Мгновением спустя за спиной Юнхо раздается сдавленный перехваченным дыханием женский крик. Спотыкаясь, на ходу сдирая кухонный фартук, от дома бежит женщина.
Юнхо отворачивается и уходит прочь. Он помнит этот день, когда-то давно увиденный в снах Чанмина. День смерти Старшего Дознавателя Шима.
Пушистый кролик сидит на подоконнике, скребет его коготками, безрезультатно тычась мордочкой в зеркальную поверхность, затянувшую окно.
- Понятно, значит, тебя-то я и ищу, - усмехается Юнхо, потянувшись к зверьку, кажется, не замечающему его присутствия за своим совершенно бесполезным занятием.
- Со своим непробиваемым подсознанием Мин когда-нибудь станет одним из Штурм-Лордов, куда уж Призраку… - начинает Юнхо, но внезапно что-то с силой ударяет в зеркальную поверхность с другой стороны. Кролик кубарем скатывается с подоконника на землю и в следующий момент, отпрянув назад, начинает шипеть, как испуганный кот, его глазки, теперь фосфорецирующе зеленые, мерцают. Юнхо замирает.
Дрожание на зеркальной поверхности успокаивается. Мужчина тянется и с некоторой опаской берет зверька на руки. Путь до двери, приведшей его сюда, теперь кажется ему в разы длиннее.

URL
2011-05-19 в 22:24 

duet_mao
004


- Надеюсь, вы понимаете, Наблюдатель Чинни, что подобные ошибки недопустимы для настоящего профессионала. Совет не может раз за разом прощать столь глупые оплошности, ни коем образом не соответствующие вашему званию. И тем более способностям, которые вам теоретически необходимо было проявить, чтобы дослужиться до такого, отмечу, не маловажного звания, как Наблюдатель, - желчно проговорил Чанмин, нависая над невысоким щуплым мужчиной с аккуратно зачесанными назад светлыми волосами и водянистыми голубыми глазами. Тот лишь сдержанно кивнул, опустив глаза в пол.
Юнхо вздохнул и закурил. Пока Чанмин не удовлетворит свою жажду мести, возникающую, похоже, все чаще и чаще с течением времени, не успокоится.
- Надеюсь, подобных оплошностей больше не произойдет, а то я вынужден буду обратиться к Совету с надлежащим рапортом о ваших, оба мы знаем, весьма сомнительных достижениях в Чтении, - закончил Чанмин и ожидающе замолчал.
- Да, Дознаватель Шим, - зло процедил Чинни. Впрочем, в отношении его речи можно было бы сказать «процедил» только в том случае, если бы он все же решился говорить громче. Сейчас Юнхо определи бы это как «полубессвязный испуганный шепот», - я все понял. Простите за ошибку.
Чанмин ничего не ответил, развернулся и направился вслед за Юнхо к массивным двустворчатым дверям, ведшим на площадь Десяти Дней перед зданием Совета.
- Ты видел, как он глаза прятал? – довольно ухмыльнулся Чанмин, опустившись на сидение мобиля, вытянутого как сигара и гладкого, с тремя стилизованными птицами на передней двери. Молодому человеку, в глубоком детстве мечтавшему стать обладателем столь дорогостоящего моюиля, отводилось место позади Юнхо.
- Молодец, устроил показательную порку. А как ты орал! Я думал, половина Совета сбежится посмотреть, кого это распекает Чанмин Великий, будущий Штурм-Лорд, победитель миллионов врагов и разоблачитель миллиардов шпионов… - с сарказмом проговорил Юнхо.
- Ну, вообще это только некоторые из титулов, на которые я претендую в ближайшие два-три года, - улыбка младшего стала еще шире. – Сам посуди, продержать меня сутки в кутузке из-за какого-то там Призрака, будто ему лет пять, и он писается от радости, потому что у него нежданно-негаданно прорезался мало-мальски признанный дар к Чтению!
Юнхо молчал. Чанмин недовольно посмотрел на него, но тоже замолчал.
Мобиль проследовал подземным переездом, вывернул на площадь Восстания и медленно остановился у обочины.
- Чанмин, - Юнхо смотрел вперед – в густую мглу весенней полуночи, - у тебя там не Призрак. У тебя в голове Гибрид.
Младший выпустил из пальцев так и не зажженную сигарету.

URL
2011-05-19 в 22:25 

duet_mao
005


«Призрак – явление, зафиксированное сознанием в какой-либо из форм, но не прошедшее обработку в результате мыслительного процесса, отложенное, забытое, либо оставленное без внимания в результате его незначительности. Например, мотив песни, которую спустя некоторый промежуток времени человек начинает воспроизводить в реальности, при этом не придает значения, либо не может четко сформулировать, откуда знает ее. Призрак существует в Промежутке, не относясь к зафиксированным сознанием или подсознанием явлениям. В редком случае Призраки проникают из Промежутка в осознанное пространство. Это может быть связано с некоторыми проблемами для объекта, в чьем Промежутке образовался Призрак. Герр Эдисон определяет это состояние словами «путать мысли», что, впрочем, не имеет реально обоснованных доказательств более чем в тридцати процентах случаев образования Призрака в Промежутке человека. Призраки могут быть совершенно безвредными. Но не стоит заблуждаться, в любом случае, при прорыве Призрака из Промежутка в осознанное пространство, стоит обратиться в Институт Исследования Внутренних Проблем. Призраки, обладающие чертами, несвойственными для данных явлений в реальности, требуют немедленного обращения к специалистам Института, так как являются опасными проявлениями неосознанной разрушительной работы подсознания. Подробнее см. Гибрид.»
Юнхо потер глаза. От долгого сидения за книгами и накопившейся за предыдущие дни усталости мышцы шеи, казалось, одеревенели, а текст начинал расплываться перед взглядом. Мужчина несколько раз глубоко вздохнул и перевернул страницы, вернувшись к оставленной час назад закладке.
«Гибрид - Призрак, обладающий чертами, несвойственными в реальности для воспроизводимого в Промежутке явления, требует немедленного обращения к специалистам Института, так как является опасным проявлением неосознанной разрушительной работы подсознания. Подробнее см. Промежуток, явления.»
Замкнутый круг. Точка. И все по-новому. Промежуток - Институт – сознание – подсознание – явления – Призрак – Гибрид – Промежуток. Мужчина осмотрел лежащие перед ним книги. И общественные энциклопедии, и учебники Института, и медицинские справочники, даже специализированные сборники для военных Дознавателей, все они говорили одно и тоже. В смысле, ничего конкретного. Общие факты и утверждение, что с подобным могут справиться лишь специально обученные люди. Как же.
Юнхо замечательно помнил этих якобы больных Гибридом, выпущенных из клиники при Институте. Якобы вылеченных и якобы нормальных. Большинство из них годами после выглядели и вели себя как заведенные болванчики – кивали, улыбались и совершенно ничего не помнили о методах, которыми их лечили. Или же не говорили. Впрочем, какими бы они не казались нормальными, таковыми больше не являлись.
Командование пыталось добраться до тайн, так тщательно оберегаемых Институтом, но, к сожалению, безрезультатно. Фанатики - профессора грозились прикрыть все исследования для Совета, остановить обучение будущих Дознавателей. И это не самые серьезные из аспектов выдвигаемых ими раз за разом ультиматумов. Иначе десятки юнцов уже давно лишились бы того единственного, что умели – Чтения. Просто не развили бы свои таланты настолько, чтобы стать полноценными Дознавателями, шпионами человеческих мыслей. Человеческих душ. Героями кошмаров.
Юнхо решительно отодвинул от себя книги и потянулся. В любом случае, он знал, что не сообщит о своей находке в Институт, и тому было несколько полноценных наборов более или менее правдоподобных причин.
При почти катастрофическом отсутствии знаний о Гибриде, возможность все еще изменить оставалась почти реальной.
«Для обоих?..» - мелькнуло насмешливо в мыслях Юнхо. Пока не начнется разрушение…
- А вот здесь, послушай только, Юнхо, - Чанмин сидел на кровати напротив и основательно нажирался, - «Кай, твою сестру увели Дознаватели. – Зачем это? – спросил мальчик, и кулаки его сжались. – Герда говорила всем, что видела женщину в ледяной повозке, вместе с ней по улицам летела метель, замораживая все живое вокруг. – Но, тетушка, наши розы на окне – они же тоже замерзли и умерли. – Возразил маленький Кай, больше всего на свете любивший свою сестру и не веривший, что в ее голове – в Промежутке - мог завестись коварный Гибрид. – Пусть мне придется вытерпеть все испытания, какие только выпадут на мою долю, я стану великим Дознавателем, я стану самим Штурм-Лордом, я смогу проникнуть в мысли Герды и убить ее Гибрида – Снежную Королеву!» - Чанмин хлебнул еще виски и ухмыльнулся. – Мальчик – идиот, если б подумал хоть чуть-чуть, понял бы, что вместе с Гибридом можнт уничтожить и часть Герды. А так потом пришлось ему переться в страну Призраков и искать способ, как оживить эту снежную бабу.
- В конце сказки окажется, что Снежная Королева – это олицетворение в мозгу Герды злой мачехи, которая узнала секреты Дознавателей и ввела детей в транс, - добавил Юнхо, садясь рядом с Чанмином и убирая из его рук почти пустой стакан. – Хватит пить, Мин.
- Предложи другое решение? – хмуро отозвался младший.
- Ты сейчас ляжешь спать, чтобы вся эта гадость, которую ты в себя влил, выветрилась к утру, – Юнхо попытался подняться, но младший удержал его за локоть.
- Не уходи.
Молчание. Юнхо отрицательно покачал головой.
- Хотя бы во сне, - улыбнулся Чанмин. Улыбка вышла не слишком бодрой.
Мужчина молча стянул перчатки и лег на кровать. Младший вытянулся рядом и, закрыв глаза, протянул руки. Его пальцы нащупали ладони Юнхо.
Мешанина радужных осколков…
Пустота зеркал в лишенной света комнате…

URL
2011-05-19 в 22:25 

duet_mao
006


Серые лица, изможденный вид. Улыбки родственникам и заверения в том, что все идет просто отлично, врачи из клиники при Институте, радостными подбадриваниями провожавшие еще недавних подопечных в объятия семьи. И за всем этим остекленевший взгляд, судорожно сжатые пальцы, крики среди ночи и пробуждения в кошмарах. Провалы в памяти. Рецидив. У половины бывших больных рецидив. Гибриды возвращались к своим хозяевам. К своим рабам. Жили в Промежутке, путали мысли, ломали их, заставляя видеть иной, непреглядый мир. Не спать ночами, лишь бы только не возвращаться в страну, населенную сказками-кошмарами, взращенными под опекой собственного вышедшего из-под контроля мозга. Не утонуть в них.
Повторение кошмара нельзя было вылечить. Диагноз для всех один – сознание не выдерживало нагрузки, растворяясь в мире ненормальных мыслей. Нереальных мыслей. Больше ничего ученые не говорили. Ничего не объясняли.
Что скрывалось за этой тайной? Ответа не было. Дознаватель, пытавшийся Читать человека после повторного вторжения Гибрида, вряд ли мог что-то рассказать. И Юнхо об этом прекрасно знал.
Кошмар. Тьма, в которой нет, и никогда не было света. Зеркала без отражений. Музыка без звуков. И далее только безумие.
Юнхо не хотел допускать даже мысли о том, что Чанмин станет таким.
Он еще помнил: «Не доверяй этим крысам из Института. Не доверяй».
Он и не собирался.
Существует ли выход в доме без окон и дверей? Можно ли найти путь из зеркального лабиринта, где ничто живое не имеет отражений.
Можно ли бороться с Гибридом? Можно ли полюбить Гибрид?
Все это могло начаться с заевшей песенки, в которую неожиданно вплетаются совершенно незнакомые слова. С неожиданно сменившего свой цвет неба, зеленого дождя или черных, точно гарь, облаков. Могло начаться и с кролика с повадками кошки.

URL
2011-05-19 в 22:26 

duet_mao
007


Мобиль притормозил перед библиотекой Совета. Чанмин, махнув на прощание рукой, быстро вбежал по ступенькам, ведущим к служебному входу.
«Не упоминай там о Гибриде», - звучало в его мозгу напоминание Юнхо.
Да уж, сколько бы раз не говорили, что шестое ведомство – отдел Дознаний – все равно что дружная, хоть и весьма закрытая для посторонних семья, но мало ли ушей «растет» из этих стен.
- Денни, привет, - молодой человек за руку поздоровался со встретившимся ему в коридоре служащим. - Можешь помочь в счет прошлых заслуг?
Коренастый мужчина с длинными черными волосами, заплетенными в тонкую косичку, саркастически приподнял бровь.
- Каких это заслуг, Мин? Ты не про тот ли раз, когда сбежал из бара, повесив все выпитое на мой счет? – коренастый нехорошо улыбнулся. – Ты мне с того раза двадцатку должен.
- Помню-помню, - отмахнулся Чанмин, нашаривая в кармане бумажник, - я не о том. Надо кое-что почитать, но не так, чтоб в общем зале, а тихо, ты знаешь, как я люблю.
- Ага, «как я люблю» - это со стаканом пива в одной руке и сигаретой в другой, и желательно в подсобке, куда тебе, будь ты хоть трижды Дознаватель, вход вообще запрещен. Только для работников библиотеки. Большая табличка, в самый раз, чтоб даже ты заметил. И чтоб ты знал, здесь вообще курить запрещено. – Денни сложил руки на груди.
- Чтоб ты знал, ты сейчас не мальчишек со спичками с внутреннего двора выгоняешь, а говоришь с Дознавателем, между прочим, при исполнении своих прямых обязанностей.
- Так иди в общий зал, спроси по форме, тебе сразу предложат кучу пыльных фолиантов, и какой-нибудь совершенно измотанный своей работой, женой и детишками простой архивариус вроде меня, тебе все это выдаст, раскланяется на прощание и всего делов-то.
Чанмин терпеливо кивал, молча выслушивая монолог приятеля.
- И если вдруг сыночек этого несчастного изможденного своей работой служащего в компании таких же малолетних полудурков ночью разрисует стену здания Совета всякими каракулями, между прочим, аппозиционного и даже революционного содержания, я естественно при Дознании кое-что не замечу, чтобы выгородить этого юнца с куриными мозгами. И потом никому об этом не расскажу, даже будучи вдрызг пьяным. Договорились, Денни. – Чанмин улыбнулся, как ему казалось, самой милой из своих улыбок. – Ну, тогда пока, дружище.
Чанмин развернулся и, насвистывая простой мотивчик, направился к выходу.
- Стой, - послышался за его спиной невеселый голос Денни. – Давай за мной, – мужчина помедлил и продолжил уже совсем тихо, - только никому. Ты же обещал. Рудольфа отправят в колонию за такое.
- Приятель, твоя тайна умрет со мной. – Чанмин был доволен собой, даже ужасное настроение, завладевшее им с самого пробуждения. Все-таки сознание Юнхо даже в мире снов – не самая спокойная штука – немного развеялось.
- Все-таки ты язва, - устало вздохнул Денни, отпирая дверь одного из подсобных помещений подземного этажа.
- Стараюсь. – Ответил Чанмин.
На табличку «Вход только для работников библиотеки» он даже не взглянул.

URL
2011-05-19 в 22:33 

duet_mao
008


Чанмин потянулся. Конечно, Денни позволил ему поработать в одиночестве и даже самостоятельно принес все необходимые материалы, в первые секунды просто округлив глаза при слове «Гибрид», но курить в помещении запретил, пригрозив выгнать Дознавателя Шима в общий зал.
Чанмин с сожалением посмотрел на сигареты. Иногда приходилось играть по правилам. При чем, по чужим правилам.
Перед ним на столе были разложены дела – пять одинаковых папок с печатями Совета и шестого ведомства. Чанмин поднялся и выглянул в коридор:
- Денни, эй, Денни, ты где?
Из соседней комнаты тут же выглянул мужчина.
- Ну, чего ты орешь, Мин? Проблем мне хочешь? – Денни выглядел рассерженным. – Вообще-то никто не должен знать, что ты здесь, иначе мне светят крупные неприятности.
- Слушай, - Чанмин сделал вид, что старательно слушает жалобы приятеля, - а у тебя больше ничего нет по моему вопросу.
Денни нахмурился, пожал плечами:
- Все, что было в нашем архиве, я тебе уже принес. Не лучше ли поинтересоваться у Дознавателей?
- Если б мне понадобился твой совет, я бы так и сказал, - зло ответил Чанмин. Его приподнятое настроение быстро портилось.
- Тогда извините, господин Дознаватель, – Денни скрылся за дверью.
Молодой человек вернулся к столу с разложенными на нем делами. Пять показательных расследований из архивов отдела Дознаний. И это все? Он явно надеялся на что-то большее. Оставалось думать, что Юнхо с этим вопросом повезло больше.

URL
2011-05-19 в 22:34 

duet_mao
009


- Нашел что-то? – Юнхо явно был не в настроении. Он стоял, прислонившись спиной к крылу служебного мобиля, стоявшего в проулке, и медленно курил.
- Черт, хотел задать тебе тот же вопрос мгновение назад, - отозвался Чанмин, бросив портфель с изъятыми, впрочем, без ведома служащих, папками на заднее сидение мобиля.
Юнхо молча курил, невидящим взглядом уставившись в асфальт перед носками собственных ботинок.
Чанмин подошел, встал напротив друга.
- Эй, Юнхо, ты выглядишь даже более веселым, чем обычно. Неужели выиграл в Государственную лотерею? – Мин помахал перед лицом друга раскрытой ладонью, прочно укрытой черной кожей.
- Ты в игривом настроении? – старший скептически приподнял бровь.
- Ну, учитывая ситуацию, я либо свихнусь, в страшных мучениях расставаясь с остатками разума, и вскоре сдохну, либо стану веселым овощем, брошу пить и курить, обзаведусь целым выводком малолетних придурков, в народе именуемым семейством, что, впрочем, равносильно понятию «сдохну». Чего волноваться?
Мужчина молча протянул руку и коснулся ладони младшего.
- Иногда я даже рад, что мы не постоянно Читаем друг друга, - нахмурившись, прошептал Чанмин.
- Ты - кретин, - тихо отозвался Юнхо, улыбнувшись уголками губ.
- Ага, и, похоже, это та самая изюминка, которая придает мне шарма, не находишь?
Молчание.

URL
2011-05-19 в 22:35 

duet_mao
010


Пять дел. Пять показательных расследований. Даты, цифры, имена, не всегда точные – мистер М., мисс Д. и тому подобное. И ничего больше.
Пять жизней.
- Мужчина – инженер, Гибрид выявлен Дознавателем при ежемесячной проверке заводских служащих. Пациент успешно вылечен. Дальнейшая информация отсутствует.
Женщина – домохозяйка, Гибрид выявлен Дознавателем – знакомым семьи при случайном контакте. Пациент успешно вылечен. Рецидив.
Старушка на пенсии, Гибрид выявлен на поздней стадии после начала процесса разрушения при вмешательстве врачей клиники при Институте. Успешное излечение невозможно.
Мужчина – военный, Гибрид скрывался в Промежутке. Первый запротоколированный случай маскировки Гибрида. Не был выявлен в течение продолжительного времени. Обнаружен при стандартной полевой проверке после военных действий в Северной Морской компании. Пациент успешно вылечен. Дальнейшая информация отсутствует.
Девочка десяти лет, Гибрид выявлен при случайном контакте со стажером – Дознавателем второго года обучения. Пациент успешно вылечен. Дальнейшая информация отсутствует, - закончил рассказывать Чанмин и перевел дыхание.
- Это все? – с некоторой заминкой спросил Юнхо, как будто о чем-то глубоко задумавшись. Он сидел, откинувшись на спинку кресла, и медленно курил, уставившись в одну точку где-то на стене.
- Ну да, - Чанмин в очередной раз перебрал тонкие папки, - это все, что было в архиве. Возможно что-то из этого мы сможем выжать, это ведь не так уж и мало.
- Это даже не мало, это вообще ничего, - Юнхо перевел взгляд на младшего.
- Да почему? – мгновенно вскинулся Чанмин и осекся, увидев взгляд друга.
- Потому что обо всех пяти делах я могу рассказать тебе больше, чем написано в любых бумажках.

URL
2011-05-19 в 22:35 

duet_mao
011


- Военный – это помощник Штурм-Лорда Джона Раша, его секретарь – Эскель Дин, состоял в штабе при Штурм-Лорде, занимался чисто бумажной работой. Когда их направили на острова в Северном море, все думали, что штаб останется глубоко на нашей территории. Спустя несколько дней планы пришлось пересмотреть. Испанцы обошли острова по морю и напали с тыла, штаб со всеми служащими пришлось перебросить ближе к лагерю основных сил, прямо в кровавую мясорубку Северной кампании. Эсминец Штурм-Лорда пришел к берегу с огромной дырой, погибло две трети солдат. Сам Дин тогда лишился руки. – В комнате царил полумрак, лицо Юнхо казалось восковой маской.
- Как ты попал туда? - тихо спросил Чанмин, сейчас он четко осознавал, сколь многого он не знает о друге, как сильно тот закрывает свои мысли и воспоминания даже в моменты Чтения.
- После того сражения пошли слухи о шпионе. Кто-то из Совета, а скорее всего сам Штурм-лорд Раш, решил, что слишком уж много испанцы знали о дислокации наших войск. Я тогда служил неподалеку и в числе пятерых Дознавателей был приписан к полку, выдвинувшемуся на помощь нашей армии. Мы начали с госпиталя, по очереди проверяя всех больных. Несмотря на раны, Эскель не отчаивался, даже наоборот – подбадривал окружающих, разбавлял всеобщее уныние той вонючей, пропахшей кровью и мочой, дыры, куда их поместили. Между собой врачи называли это Мертвятник. Не хватало бинтов, лекарства заканчивались. Люди по ночам выли от боли и голода, анастетики разом исчезли, а на продовольствии попросту экономили, потому что его не хватало даже для солдат, остававшихся в строю. – Юнхо перевел дыхание и после короткой заминки продолжил. – В его мозгу возник Гибрид – шикарный эсминец Штурм-Лорда Раша, целый и невредимый, при полном параде возвращался в бухту Северных островов. Он был уже везде, когда я Читал Эскеля – на речке, где в молодости тот веселился в летнем лагере, стоял на приколе в тихой запруде, где парень расстался с невинностью вместе с соседской дочкой, в порту в одной жаркой неспокойной стране на другом конце света, куда он впервые поступил на службу. Если не придавать значения отличительным знакам на главной палубе и не замечать штандарта, развевающегося над капитанской рубкой, можно ничего и не заметить.
Эсминец пропитал все его воспоминания, втискивался во все мысли, мешая в них реальность и вымысел. В своем рапорте я обратился к Институту.
- А дальше? – Чанмин подался вперед, вслушиваясь в тихий голос друга.
- Он перестал быть собой. Точка. Работает на небольшом заводе в пригороде, растит, как ты выражаешься, целый выводок малолетних придурков, вывозит за город на пикники, – Юнхо потянулся, убирая из волос младшего обломок сухого листика, замешавшийся в волосах. – Это странное зрелище. Странное и страшное, каким бы избавлением и исцелением не представляли его Институтские крысы. И я не хочу видеть тебя таким, Мин.
- Ладно, - после короткой паузы начал молодой человек, когда старший, наконец, убрал руку, - с рабочим и военным понятно, рецидив неизлечим, а что за девочка?
- Алиса, - Юнхо позволил себе короткую полуулыбку, - Алиса Крокер. Мы встретились случайно. Столкнулись на улице, мне самому не было еще восемнадцати, и дар так и норовил вырваться из-под контроля. Я Читал ее всего пару секунд… Тогда я впервые увидел Гибрида. И увиденное мне совсем не понравилось.

URL
2011-05-19 в 22:36 

duet_mao
000 (012)


Гарь… Откуда так тянет гарью? Она, кажется, заполняет все пространство вокруг, затягивает грязной пеленой темное небо, скользит над водой, словно болезнь, расползаясь от горящих кораблей, поднимаясь вверх – в холодный воздух, смешиваясь с ним. Гарь отравляет легкие, вонью заползает в складки одежды, пропитывает волосы, забивает организм. Чтобы дышать, кажется, надо прикладывать массу усилий.
Госпиталь – одно название. Несколько зеленых армейских палаток, вокруг которых натянуты грязные простыни. Жирные черные мухи летают, судорожно отгоняемые измотанными санитарами, жужжание, кажется, въедается в мозг навсегда. Чанмин идет вперед – вслед за молодым Дознавателем, который от страха сжимает кулаки и ежеминутно вытирает промокший от пота лоб рукавом воняющей, засаленной шинели. В нем с большой натяжкой можно узнать уверенного, аккуратного до снобизма, Юнхо. Тот быстро идет за врачом, спотыкаясь о вывернутые взрывами, вымороженные корни полумертвых деревьев.
Справа, на мгновение опережая вой сирены, раздается взрыв. Люди как заведенные куклы, по команде пригибаются, но, кажется, среди этого кошмара они уже не обращают внимания на такие мелочи, как смертельная опасность.
Чанмин на секунду останавливается - посмотреть, что происходит на месте прогремевшего дыма, но через несколько метров от него все заволакивает густой как гарь, черный жирный туман – память Юнхо отказывается принимать то, что видел он, будучи всего лишь испуганным до спазмов мальчишкой.
Чанмин идет дальше. Врач - перемазанный в копоти седой мужик, больной усталостью десятков бессонных ночей, наполненных криками и взрывами, по уши в крови и вони, проводит его за занавешивающие путь простыни. Рука врача перемотана грязным бинтом.
На низкой сколоченной из досок кровати полулежит человек – вместо левой руки, пониже локтя, культя замотанная спекшимся от крови тряпьем. На покрытом черной щетиной лице непонимание, испуг и несмелая радость пополам.
- Эскель, - начинает Юнхо, и Чанмина передергивает, когда он слышит, как дрожит голос друга.
- Привет, мелкий, - слабо улыбается Эскель и кивает на двух людей позади кровати, - я похоже отсюда переезжаю.
- Пора, - тихо произносит один из неизвестных мужчин.
Эскель кое-как поднимается, опираясь на руку пришельца, и медленно ковыляет мимо к выходу. В какой-то момент останавливается, поравнявшись с Юнхо, и кладет руку тому на плечо, с силой сжимает.
- Дружище, спасибо, что вытащил, - хрипло шепчет Эскель. Впрочем, для Чанмина слова звучат даже слишком отчетливо, будто отдаваясь множащимся эхом. Причуды памяти.
- Подожди! – Вскрикивает Юнхо за мгновение до того, как мужчина в сопровождении врача скрывается за завешивающей проход простыней, тянется, пытаясь догнать.
В следующее мгновение его руку перехватывает один из неизвестных мужчин, другой тут же преграждает дорогу. На куртках у обоих вышита змея, обвивающая весы. Плоская голова с высунутым, будто в шипении, языком повернута в сторону перевешивающей чаши.
- Лейтенант Чон, спасибо за содействие, – голос безразличный, незнакомец не проявляет никаких эмоций. – Институт официально выносит вам благодарность…

URL
2011-05-19 в 22:36 

duet_mao
013


Чанмин медленно открыл глаза, тяжело втянув носом, казалось, слишком густой воздух. Сел на постели. Читать Юнхо всегда было для него тяжело. Особенно, когда тот не подозревал о вторжении.
Мужчина спал рядом. Лежал в той же позе, в которой уснул. Правая рука будто тянется куда-то под подушку. Старая привычка, сохранившаяся еще с армии. Конечно, никакого спрятанного ножа под подушкой Старшего Дознавателя Чона уже много лет не было. Да и где найдется такой идиот, что полезет со злыми намерениями в обитель Дознавателей?
Юнхо спал, чуть наморщив лоб, так, будто был чем-то недоволен. Утром он обязательно будет ворчать, что Чанмин, вместо того, чтобы, как пай-мальчик, пойти в свою комнату, с какого-то залез в его кровать и пол ночи не давал спать одним только своим присутствием, ибо его вымахавшая за несколько лет тушка занимает теперь больше половины и так не слишком-то роскошной кровати. Как же. Спит как убитый и все-то ему нипочем.
Конечно, на утро он почувствует, что Чанмин пытался его Читать, но это будет только на утро.
Молодой человек натянул на них обоих сбившееся во время транса одеяло и обхватил старшего поперек талии. Ухмыльнулся. Пусть ругается, в конце концов, у Старшего Дознавателя Чона не так-то уж и много развлечений.

URL
2011-05-19 в 22:37 

duet_mao
014


Чанмин окончательно проснулся в тот момент, когда на кухне – в маленьком закутке с плитой и парой шкафов, именуемой столь гордо лишь номинально – что-то с силой грохнуло.
За окном было непроглядно темно, только редкий свет фонарей разгонял холодный влажный сумрак. Чанмин зажмурился.
- Не думай, что попытка изобразить из себя мертвое тело хоть каким-либо образом скажется на моем желании узнать, какого черта тебе понадобилось ночью в моих мозгах, - хмуро произнес старший, войдя в комнату.
- Не волнуйся, на твою невинность я не покушался, - не размыкая глаз, произнес Чанмин.
- О, ты говоришь об этих однообразных сексуальных фантазиях, в которых мне с какого-то хрена отведена главная роль? – без тени эмоций заметил Юнхо и вышел из комнаты.
- О них самых, - со стоном произнес Мин. Боль в висках, начавшаяся как просто неприятные ощущения где-то на грани чувств, все усиливалась. Молодой человек мог бы поспорить, что этим в качестве расплаты за ночное вторжение, его наградил Юнхо, из непонятной мнительности выстроивший в своих мозгах кучу ловушек, в общем-то безвредных, если научиться их обходить, но не облегчающих жизнь Читающему его.
-Эй, Юнхо, - позвал молодой человек, в конце концов сев на кровати и открыв глаза. В окно светило пока еще холодное весеннее солнце. Фонари давно уже были погашены.
Чанмин вскочил, прошлепал босыми ногами к окну, распахнул его. По улице сновали утренние служащие. Выезжая с соседней улицы, мобили ныряли в чрево подземного переезда. В окно врывался холодный ветер.
- Ну, - раздался за его спиной раздраженный голос Юнхо, - только не говори, что вопил от счастья и звал меня только затем, чтобы я вместе с тобой насладился воздушными ваннами.
Мужчина встал рядом, нахмурившись, посмотрел через плечо младшего на улицу.
- Там что-то не так?
- Нет, - медленно отозвался Чанмин, - что-то не так здесь.

URL
2011-05-19 в 22:38 

duet_mao
015


Мобиль остановился у маленького неприметного домика в самом конце улицы имени Бруно Лакри, с виду он выглядел не вполне ухоженным. И совсем не новым. Живая изгородь, зияющая проплешинами, окружила дом, словно стена. Прошлогодняя с сухой желтизной трава перед крыльцом местами сошла после холодов. Края низких ступенек со временем оббились.
- И зачем мы здесь? – хмуро спросил Чанмин, впрочем, это были первые слова, произнесенные им за утро.
- Поговорить, – коротко ответил Юнхо.
Они вышли из мобиля и, пройдя по узкой крошащейся по краям дорожке, поднялись на крыльцо.
Чанмин замер. У самой двери, поджав короткие пушистые лапки, сидел маленький белый кролик и с интересом следил за незваными гостями. Маленькие глазки больше походили на блестящие черные пуговки.
- Юнхо, кажется, снова, - голос младшего дрогнул.
- Расслабься, - посоветовал мужчина. Он нагнулся к зверьку, мягко провел по его спинке, и, подняв за ушки, взял на руки. – Этот вполне реален.
- Кто тут? – со старой рассохшейся веранды раздался требовательный еще полудетский голосок.
На короткой деревянной скамейке сидела девочка. Темно-русые волосы были заплетены в две короткие толстые косички, под тканью длинной юбки, скрывавшей ноги до лодыжек, выделялись острые коленки.
- Анита, Роджер снова пытался сбежать, - голос Юнхо прозвучал неожиданно мягко.
- Мистер Чон, - девочка радостно улыбнулась, впрочем, ее взгляд был устремлен куда-то мимо пришедших.
Юнхо поднялся на веранду и положил кролика на колени девочки, мягко взял ее ладошку в свою руку и опустил на спинку кролика.
- Анита, я бы хотел поговорить с твоим отцом. Профессор Крокер дома?
- Да, он где-то в доме, - отозвалась девочка, болтая ногами над землей. Ее ладошка медленно гладила, казалось, задремавшего кролика, - пойдемте.
Чанмин стоял, не шевелясь. Ему казалось, будто он нечаянно заглянул в жизнь другого, почти незнакомого ему Юнхо.
Крокер – фамилия той девочки, Алисы, которую Юнхо случайно прочел когда-то в молодости, когда впервые увидел Гибрида. Значит, они пришли в ее дом? Анита – ее сестра?
Тем временем мужчина взял девочку за локоть и помог подняться. В то же мгновение она потянулась, заскользила ладошкой по шершавой стене веранды. Анита Крокер была слепой.

URL
2011-05-19 в 22:38 

duet_mao
016


Свет в гостиной был приглушенным. Запыленная до серого цвета массивная хрустальная люстра по центру комнаты не горела, половина высоких узких окон, врезанных в стену, была небрежно зашторена. Света хватало только для того, чтобы с уверенностью сказать: табурет перед тобой или заваленный книгами когда-то кофейный столик. На дальней стене были развешены фотографии в тонких темных рамках. Лица запечатленных там людей скрывались в полумраке.
Оглянувшись по сторонам, Чанмин опустился на край продавленного дивана, предусмотрительно отодвинув тарелку с засохшим печеньем. Анита Крокер, не выпуская из рук кролика, села рядом.
- Может быть, чаю? – улыбнулась девочка, смотря чуть в сторону от того места, где сидел молодой человек.
- Ммм, - неопределенно протянул Чанмин, обстановка дома с приведениями не располагала к дружескому чаепитию. - Ну, пожалуй.
- Не волнуйтесь, если вы думаете, что обремените меня. Это не так, - девочка сделала серьезное лицо, - и подайте, пожалуйста, печенье. Роджер все равно отказывается его есть.
Чанмин сочувственно посмотрел на кролика, тот неотрывно следил за ним.
Тем временем Анита поднялась, осторожно скользнув по краю дивана ладошкой, и посадила на смятую, продавленную подушку зверька. Девочка улыбнулась куда-то в пространство и вышла из комнаты, мягко прикасаясь к предметам, встречавшимся ей по пути.
За неимением другого занятия Чанмин начал осматриваться по сторонам. Юнхо сразу поднялся по широкой скрипящей, казалось, каждой доской лестнице наверх, приказав ждать его в гостиной, и до сих пор не появился.
Тем временем вернулась Анита. Она осторожно, держа двумя руками, несла массивный поднос с чайником, двумя чашками, распакованной пачкой по виду все того же зачерствевшего печенья и десятком кубиков сахара, рассыпанных по всему подносу.
Чанмин, успев в последний момент, вскочил, носком ботинка резко отодвинув несколько книг с пути девочки.
- Спасибо, - учтиво, словно пыталась строить из себя взрослого человека, произнесла Анита и опустила поднос на низкий столик перед диваном – прямо на стопку опасно покачнувшихся книг, - что это было?
- Какие-то справочники, - пожал плечами Чанмин после короткой заминки, увлеченный тем, что следил, как бы поднос со всем необходимым для чаепития не сверзился на пол.
- Мы с папой иногда играем в игру, - начала Анита, разливая чай. Тонкий пальчик скользнул по краю чашки, чуть опустившись внутрь. Когда почти черного цвета жидкость коснулась кожи, девочка поставила чашку обратно на стол – на другую стопку книг – и взяла в ладонь следующую, - папа оставляет какие-то вещи не на своих местах, а я их нахожу и ставлю на место.
- Алиса, - раздался откуда-то сверху сухой надтреснутый голос, - иди сюда.
- Папа зовет, - девочка изобразила разочарованный вздох и, посмотрев чуть в сторону от молодого человека, сообщила, будто отвечая на вопрос, - папа иногда нас путает.
Она изобразила совершенно неуклюжий в ее положении реверанс и, вытянув вперед руку, направилась к лестнице.
- Присмотрите за Роджером, хорошо? – сказала она на прощание, не оборачиваясь.
Чанмин кивнул, но, в следующий момент спохватившись, ответил вслух:
- Да, конечно.
Он перевел взгляд на диванную подушку рядом с собой – кролика там, естественно, уже не было.

URL
2011-05-19 в 22:39 

duet_mao
017


- Юнхо, неужели ты не видишь, надо обратиться в полицию. Девочка слепая, ей нужен уход, за ней нужно следить, а ее папаша только разбрасывает всюду вещи и даже не может запомнить, как зовут его дочерей, - бушевал Чанмин, сидя за спиной Юнхо по дороге к зданию Совета.
- Нет, - коротко отозвался старший, он явно обдумывал что-то важное и не счел нужным тратить время на разговор с другом.
- Ты видел их дом? Это какое-то сборище страшилок! Грязь, пыль, паутина. Да там жить не возможно, особенно для такого ребенка, – Чанмин голосом выделил последние слова.
- Анита останется с отцом, и это не обсуждается, - жестко проговорил Юнхо. Мобиль описал короткую дугу вдоль поворота и въехал в подземный переезд под монументом какого-то там Хадсена.
- Да ей нельзя там оставаться, там опасно для нее. Она просто разобьет себе голову, споткнувшись обо всю эту рухлядь, - не отступал младший.
- Послушай, Мин, - Юнхо завернул в короткий закуток, предназначенный для ремонта сломавшихся на дороге мобилей, и повернулся к другу, - ты никому не скажешь о том, что видел. Точка, – Мужчина помедлил и добавил: - для Аниты там самое безопасное место. Поверь мне.
Мобиль двинулся с места, выезжая на основной путь переезда.
- И все равно, я знаю…
- Я знаю, - оборвал его Юнхо, - что через час у меня смена, и будь добр, не засоряй мои мозги всем этим бесполезным шумом.
Чанмин молчал ровно пять минут, после чего заговорил уже более спокойным тоном – все-таки другу и его решениям он привык доверять.
- Я что-то не видел там Алисы Крокер? Или с ней тоже что-то не в порядке? – ворчливо добавил младший.
- Можно и так сказать, - очень ровно и, казалось, спокойно проговорил Юнхо, - Алиса Крокер умерла пять лет назад, Чанмин.
Молчание.

URL
2011-05-19 в 22:40 

duet_mao
018


Что содержит в себе стандартная проверка смены? Ничего особенного. Вереница образов, размытые переходы, неизвестные лица. И головная боль вечером, усталость, состояние полной разбитости. Уныние, депрессия. Не Чтение, просто скольжение по чужим мыслям, на девяносто процентов бесполезное. Конечно, если бы не, казалось, ничего не значащие фразы проводящих проверку Дознавателей. «Не волнуйтесь, не думайте ни о чем» и «Не пытайтесь что-то скрывать, в проверке нет ничего страшного. Не пытайтесь закрывать мысли. Не думайте». И каждый служащий, как по команде, начинал думать о том, чего, по его мнению, не стоит знать постороннему, тем более представителю закона.
Преступление может быть разным. Кто-то вынес с завода излишек металла, по всем документам не существующий, кто-то изменил жене с явно несовершенно летним подростком, кто-то в стельку пьяным заступил на смену. Все это противозаконно. И на все эти преступления, как и еще на пару сотен подобных, Юнхо было глубоко наплевать. Он искал изменников. Предателей, шпионов. Замаскированных убийц. Законспирированных разведчиков. Он сам был шпионом и разведчиком. Остальным пусть занимаются участковые полицейские. Эту до глупости простую истину им – Дознавателям – усердно втолковывали все года обучения.
Девяносто девять процентов людей преступники. И те, кто переходит улицу в неположенном месте и не платит за проезд в общественных басах, затесавшись в толпу таких же рядовых граждан в час пик. И те, кто хочет хапнуть побольше и вскарабкаться повыше. Не стоит обращать внимания на все подобные глупости.
- Удачи, Юнхо, - махнул рукой Каспер – молодой парень, совсем недавно закончивший обучение и получивший ранг Дознавателя и крайне гордившийся этим.
- Смотри не облажайся, Чон, ты на такие вещи горазд, - поморщившись, коротко бросила Петра – невысокая, чуть за сорок, немного полноватая и крайне неулыбчивая женщина Дознаватель.
- Петра, у тебя что – закончился нескончаемый поток любовников, и ты от безысходности решила обратить внимание на недостойных тараканов мужского пола, ползающих у твоих ног? А, подожди-ка, ведь никакого потока любовников не было? – огрызнулся в ответ Юнхо.
Каспер, которому ближайший час предстояло работать в паре с настоящей ведьмой, которую он, к тому, же побаивался, пришел от этих слов в благоговейный трепет.
Женщина зло прищурилась и, вытянув средний палец, показала жест, в приличном обществе недопустимый.
- Перешла на язык жестов? – изогнул бровь Юнхо.
- Грубиян. И злой педик, - ухмыльнулась Петра, - неужели Мин тебе не дает?
- Словосочетание «не дает» должно быть – первое в твоем лексиконе? – ровно произнес Юнхо с серьезной физиономией.
- Только вторая часть, - многозначительно подвигала бровями женщина.
Ждавший их у двери директор смены, похоже, готов был грохнуться в обморок. Совсем не многие из обывателей готовы были признать, что за формой Дознавателей могли скрываться когда-то простые люди. Даже если раньше они были сыновьями и дочерьми этих самых обывателей. Поэтому-то отдел Дознаний и становился вновь пришедшим семьей, не боящейся до колик, что их прочитают.
Усмехнувшись, Юнхо коротко ударил ладонью по подставленной ладони Петры.
- Старушка, тебе ли не знать по собственному многочисленному опыту, что если люди живут в соседних комнатах, то они не обязательно любовники.
Каспер хрюкнул, давя смешок.
- Давай, иди, а то мне еще вздумается проверить твою сомнительную ориентацию, - махнула рукой Петра.
- Я бегаю быстро, - просто ответил Юнхо и перевел взгляд на директора. - Что ж, мистер Жижен, я думаю, мы можем идти. Надеюсь, наши невинные шутки вас не смутили?
Мужчина старательно затряс головой, почему-то дважды очень вежливо извинившись. Юнхо вздохнул.
Старшему Дознавателю предстояло прочитать с полсотни работников из дирекции завода.

URL
2011-05-19 в 22:40 

duet_mao
019


Осторожно и медленно. Осторожно и медленно. Вдох – выдох… Осторожно. Медленно.
Люди разного возраста, люди разных национальностей, разной веры. Мужчины и женщины выстроились в ряд, вытянув вперед оголенные по локоть руки. Они ждали. И они боялись. Страх всегда был той самой составляющей, приносившей нестерпимую головную боль по вечерам Читающему. Страх, несший с собой апатию сгущающихся сумерек, беспричинную депрессию, бессонницу, разгоняемую лишь тяжелым дурным наваждением таблеток. Горсти успокоительного, десятки инъекций снотворного – то, что ожидает каждого Дознавателя в течение карьеры. Головные боли и постоянная отстраненность окружающих. Чужие кошмары. Читать вскользь, значит, видеть самое плохое. Самое грязное. Унизительное. Страшное. Это простая истина, и каждый Дознаватель усваивает ее после первой же самостоятельно проведенной проверки.
- Не волнуйтесь, не думайте ни о чем, - как будто безразлично произнес Юнхо, аккуратно расстегивая перчатки. На людей, выстроившихся перед ним, он даже не смотрел. Чтение без погружения в Промежуток, поверхностное скольжение по мыслям и воспоминаниям в, чаще всего, тщетной попытке найти что-то важное… Это было тем, что Юнхо ненавидел больше всего.
- Не пытайтесь что-то скрывать, в проверке нет ничего страшного. Не пытайтесь закрывать мысли, – Добавил он, протянув перчатки стоявшему сбоку от него начальнику службы безопасности завода. Тот взял их аккуратно, нарочито стараясь не коснуться пальцев Старшего Дознавателя. Директор Жижен встал в конец шеренги, на ходу торопливо закатывая рукава рубашки.
- Не думайте, - прошептал Юнхо едва слышно.
Он резко вскинул голову, посмотрев в глаза крайнему в ряду мужчине. Пристально, изучающее. Тот непонимающе нахмурился, в выражении его лица сквозил страх.
Юнхо протянул руку, мягко коснувшись чуть дрожащих пальцев мужчины. Прикрыл глаза…
- Раз, два, три, - едва слышно выдохнул Старший Дознаватель и сделал первый медленный шаг вдоль ряда людей.

URL
2011-05-19 в 22:41 

duet_mao
000 (020)


Он идет по залитому мягким светом ламп коридору, под ногами шершавый, вытертый по краям ковер. Над низким телефонным столиком развешаны фотографии: полная улыбчивая женщина обнимает двух похожих как две капли воды мальчишек лет семи; они же на пляже – на расстеленном прямо на песке ярком полотенце; мужчина с завода обнимает ту же самую женщину; они за столиком в уличном кафе на фоне упирающейся в небо башни из металла.
- Я ухожу от тебя, - слышится из комнаты дальше по коридору.
Юнхо заглядывает внутрь – мужчина и женщина наряжают елку большими стеклянными шарами.
- Шарлот, послушай, - начинает он, застыв на месте.
- Нет, это ты послушай, грязный ублюдок, - женщина отходит на шаг, - я больше не буду покрывать тебя! – глаза женщины сухие, но Юнхо кажется, что она вот-вот заплачет. – Шон попал в больницу не потому что упал с велосипеда. Артур получил фингал, не упав с лестницы! – ее голос взлетает до визга. Она на грани истерики и сама же взвинчивает себя еще больше.
- Шарлот, хватит! – рявкает мужчина. – Соседи услышат! – он делает шаг по направлению к женщине, та еще отступает, пока не упирается спиной в стену.
- Пусть слышат! – кричит Шарлот, уже закрываясь руками, пряча лицо. Из ее глаз текут слезы.
- Ах, ты, сука! – Юнхо прикрывает глаза за мгновение до того, как слышит сухой шлепок удара. Еще. И еще.


- Эй, пацан! – Окрикивает кто-то сзади, и Дознаватель оборачивается. В этом движении он успевает увидеть, как Шарлот падает на пол, мужчина продолжает бить.
На оклик вместе с Юнхо оборачивается невысокий паренек. Взъерошенные волосы, руки в карманах, на джинсах несколько прорезей – типичная шпана.
Они стоят на заметенной снегом улочке. Время - далеко за полночь. От дорогого приземистого мобиля к ним идут две женщины среднего возраста.
- Чего? – прищурив один глаз, интересуется шпана.
- Говорят, у тебя товар прикупить можно, - пару раз оглянувшись на проезд, спрашивает одна из женщин.
- Говорят, - пожимает плечами пацан, - много чего говорят.
- Исаак говорит, из маркета, - уточняет та же женщина. Вторая, высоко поднявшая воротник пальто, пока молчит.
- Исаак много говорит, - ухмыляется пацан и тянет руку из кармана. В ладони сверток из обычной газетной бумаги.
- Пятьдесят, - уточняет вторая женщина, голос низкий, прокуренный, с явно прорезающейся хрипотцой.
- Пятьдесят – пятьдесят, - продолжает ухмыляться шпана, ловко пряча в карман протянутые купюры.
- Смотрите, не позеленейте, укурки, – Юнхо вздыхает, несколько раз часто моргая.


- Ну, ведь никто не узнает? – глухо спрашивает кто-то рядом.
- Никто, мистер, никто, – сквозь частое дыхание вторит женский голос.
- Хорошая моя, - шепчет мужчина, - умница.
Юнхо отворачивается. Над темным закутком, светит луна. Над городом висит марево жаркой июльской ночи.
Сзади слышится какая-то возьня, сдавленное хихиканье, обрывающееся полувздохом-полувсхлипом, затем только хриплое дыхание вперемешку с короткими рваными стонами и частые хлюпающие звуки.

URL
2011-05-19 в 22:41 

duet_mao
021


Дальше. Дальше. Еще шаг. Медленно. Следующий. Дальше.
«Передохни, тебе не справиться со всем этим сразу, - тихий звонкий голосок в мозгу, - подожди чуть-чуть. Передохни.»
Юнхо послушно кивнул, даже не поняв – сделал он это в реальности или в очередном чужом сне.
Не размыкая век, мужчина потянулся куда-то в сторону. Мгновением позже в его ладонь вложили что-то – тонкий пластиковый стаканчик с водой. В несколько больших глотков мужчина выпил предложенную воду.
Вдох-выдох. Дальше. Медленно.

URL
2011-05-19 в 22:42 

duet_mao
000 (022)


В тоннеле очень темно. Только слабый фонарик стоящего впереди человека вырывает из тьмы клочок света. С потолка что-то часто капает. Пол скользкий от влаги, часто луч света выхватывает какой-то полусгнивший мусор, сваленный по углам.
Юнхо неотрывно следует за человеком с фонариком. Тот явно нервничает, периодически останавливается, резко направляет свет на стены вокруг – до них не больше трех метров по обеим сторонам, и, ничего не увидев, возобновляет движение. Под его шагами что-то редко позвякивает, когда он выходит на островки сухого пространства, под ногами шуршит мелкий гравий. Шаги Юнхо, естественно, бесшумны.
Спустя минуту, далеко впереди вдруг дважды моргает яркая светящаяся точка –кто-то подает идущему сигнал. Мужчина выключает и включает свой свет четыре раза и ускоряет темп.
Скоро перед ним вырастает одинокая долговязая фигура человека, тот стоит посередине тоннеля, в его опущенной руке большой армейский фонарь. Лицо, как и волосы, замотано платком.
- Я принес, - мужчина вытягивает руку. За лямки он держит плотно набитый рюкзак.
- Хорошо, - кивает собеседник и берет рюкзак из рук пришедшего вместе с Юнхо мужчины. Он поворачивается и, не включая фонарика, идет в темноту.
- Подожди! Они там… в порядке? – несмело произносит мужчина.
Тот, что в платке, кивает.
- С ними все нормально? – голос мужчины предательски вздрагивает.
- Ты помнишь, что было с твоим братом?
- Да, - мужчина, кажется, теряется на несколько мгновений, - да, но Гибрид же можно лечить… - начинает он.
- Ты помнишь, что было с твоим братом? – с нажимом повторят человек с закрытым лицом.

URL
2011-05-19 в 22:43 

duet_mao
023


Юнхо резко открыл глаза. Еще пару мгновений все его тело находилось будто в оцепенении – столь резкое прерывание контакта при Чтении крайне не рекомендовалось. Это было попросту опасно.
На него смотрел мужчина из последнего сна. Уставшие, в красных прожилках глаза, набрякшие веки, бледная кожа. Мужчина медленно закачал головой, будто еще не веря, а может быть моля молчать.
Юнхо не двигался. В первые мгновения горло будто перехватило, невозможно было даже вдохнуть, не то, что сказать. Но он и не собирался ничего говорить.
В тот момент мужчина медленно попятился, вырывая ладонь из пальцев Старшего Дознавателя.
- Нет, подождите, не надо… Нет, - зашептал он, будто в бреду.
Юнхо потянулся, словно желая его остановить, успокоить.
- Не надо, - зашептал мужчина снова. Попытался броситься в сторону, но к нему уже тянулись руки почуявших неладное охранников. Он попробовал увернуться, неуклюже поскользнулся, взмахнув в воздухе одной рукой – пальцы второй пыталась что-то нашарить в нагрудном кармане – и упал, больно приложившись спиной об пол. В следующий момент его ладонь метнулась к широко раскрытому рту, мужчина несколько раз судорожно сглотнул. И прошептал, затихая, - не говори, не надо…
Охранники столпились над ним, кто-то кричал «Вызывай скорую», кто-то тихо зло ругался. Мгновением позже раздался визгливый женский крик.
Юнхо молча стоял на том же месте, медленно приходя в себя. Ему с трудом верилось в происходящее.

URL
2011-05-19 в 22:44 

duet_mao
024


- Почему он так испугался? – Чанмин сцепил вместе пальцы.
Они сидели в маленькой, тускло освещенной комнатке, служившей Дознавателям чем-то вроде служебной столовой. Конечно, не стоило думать, что Совет экономит на освещении для своих самых верных и самых опасных цепных псов. Просто никто из служивших в отделе Дознаний по доброй воле не оставался в здании Совета дольше, чем нужно. А в этой с позволения сказать столовой, где основным блюдом был кофе, собирались только отчитавшие смену, усталые и измученные люди, которым хотелось только одного – не засыпать, чтобы чужие воспоминания, чужие эмоции и страхи отступили.
- Потому что я увидел и услышал то, чего не должен был знать, - Юнхо сидел, сгорбившись, напротив друга. Его пальцы были сжаты вокруг наполовину пустой чашки кофе, казалось, он греет об нее руки.
- О Гибриде? – хмуро переспросил Чанмин.
- О нем самом, - сонно, словно с неохотой ответил Юнхо.
- Мир, что, с ума сошел? – молодой человек с силой хлопнул раскрытой ладонью по поверхности стола. - Да еще месяц назад я о таком вообще не задумывался. Было предписание, и все. И никто ни о чем не говорил и не слышал. А сейчас каждый второй носится с этими Гибридами… Ой, извини. Много шума? - Чанмин заметил, что Юнхо с болезненной гримасой трет виски. Он выглядел очень бледным, глаза устало прикрыты. Резкий разрыв контакта давал о себе знать, а вкупе со сменой это вызывало болезненные последствия.
- Чуть-чуть больше, чем надо, - тихо произнес старший.
- Просто я не понял, - снова начал молодой человек.
- Тише, - прошептал мужчина и взглядом указал куда-то за спину Чанмина.
- Привет, голубки, - Петра выглядела лишь чуть лучше, чем Юнхо. В течение проверки они с Каспером несколько раз сменяли друг друга. Старший Дознаватель мог выдержать смену и в одиночку
Женщина тоже выглядела бледной, на ее лице проступили тонкие морщинки, под глазами залегли темные круги. Впрочем, в ее голосе было намного меньше энтузиазма, чем днем, сил на качественные издевки едва хватило на то, чтобы хитро ухмыльнуться.
- Привет, старушка, - улыбнулся в ответ Мин, - выискиваешь очередную жертву? Или мужчины, на которых ты испробовала свои чары, уже перевелись в этих стенах?
- Мужчины – да. Осталось только таких, как вы двое, переучивать, – лицо Петры осталось бесстрастным, отвечала она скорее по привычке.
- Слушай, старушка, а тебе никто не говорил, что шутки по поводу ориентации – это уже не модно?
- А тебе никто не говорил, - начала Петра, но в этот момент голова Юнхо вдруг соскользнула с ладони, на которую тот опирался щекой, дернулась. Мужчина резко выпрямился и заозирался вокруг.
Чанмин сочувственно посмотрел на друга, который, казалось, вот-вот заснет.
- Ладно, я только хотела сказать, что мужик, которого Читал Юнхо, выжил. Он в больнице Святого Варфоломея, - женщина поднялась, - бывайте.
- Пока, Петра.

URL
2011-05-19 в 22:45 

duet_mao
025


Больница находилась на самой окраине города, в, казалось, нескончаемом количестве подземных переездов от квартиры Дознавателей. Чанмин управлял мобилем, ни о чем особенно не думая. На сидении за ним спал Юнхо, большую часть ночи он просидел за книгой – отвлекал себя, чтобы не засыпать. Из его комнаты слышалась громкая музыка – какой-то нескончаемый поток звуков. Бессмысленный шум – это то, чего Старший Дознаватель не переносил, тем более не мог под него спать. Тишина наступила только перед самым рассветом. Чанмин спал как убитый, в редкие моменты коротких пробуждений ему казалось, что за звуками музыки он слышал голос Юнхо, тот долго говорил с кем-то, пытался убедить и, кажется, просил прощения.
Молодой человек поборол в себе желание повернуться назад, коснуться.
Он знал, что этим ровным счетом ничего не добьется, кроме, конечно, недовольного ворчания Старшего Дознавателя. Этого в их отношениях и так было в избытке.
Наконец, мобиль затормозил у небольшого аккуратного здания больницы Святого Варфоломея. Чанмин вышел на улицу – в первое мгновение после салона с затемненными стеклами ему показалось, что и на улице царят сухие серые сумерки, темноту на дороге прорезал свет расставленных через короткие промежутки фонарей. Молодой человек потер глаза, медленно разомкнул веки – вокруг царил холод ясного весеннего утра.
- Уфф, - он с шумом выпустил из легких воздух и, присев перед отъехавшей вбок дверцей мобиля, потянулся к человеку на заднем сидении, потряс за плечо, - Юнхо, проснись. Проснись!
Тот открыл глаза сразу, будто и не спал, ждал, когда Чанмин обратится к нему. Затем Юнхо потянулся, провел по лицу затянутой в перчатку ладонью и зевнул.
- Ну, как ты? – молодой человек попытался улыбнуться.
Старший махнул рукой и мгновением позже кивнул кому-то, по всей видимости стоявшему за спиной Чанмина. Молодой человек тут же обернулся, распрямляясь. Перед ним стояла девушка в белом платье, на плечах по две тонкие красные полоски - сестра-ординатор.
Чанмин обворожительно улыбнулся, как он думал, одной из своих уникальных и неповторимых улыбок.
Девушка легко кивнула, впрочем, выражение ее лица при этом не изменилось. На ее платье был приколот маленький значок: змея, обвившая весы, смотрит в сторону верхней чаши.
- Старший Дознаватель Чон, - Юнхо поднялся из мобиля и протянул сестре-ординатору руку, та спокойно пожала ее, маленькая ладонь скользнула обратно, девушка сложила руки на груди.
- Мария Стюарт, старшая сестра-ординатор, - представилась она, удостоив Чанмина лишь коротким взглядом, - вы по поводу мистера Линалена?
Юнхо молча кивнул. Чанмин вступил в разговор вместо него:
- Да, во время проверки случилась неприятность, - начал молодой человек, слегка заискивающе.
- Можете не объяснять, - оборвала его девушка, холодности в ее взгляде, казалось, прибавилось. – Джин Линдален проглотил яд, таким образом, попытавшись покончить с собой. Меня предупредили о вас.
Чанмин нахмурился. О том, что они собирались навестить неудавшегося самоубийцу, никто не знал.
- Около часа назад позвонили из шестого ведомства, сказали, что пришлют группу Дознавателей, - пояснила сестра-ординатор.
- Да-да, это мы и есть, - мгновенно подтвердил Чанмин, делая шаг вперед. Он поинтересовался сухим деловым тоном. – Надеюсь, все готово для того, чтобы мы смогли провести Дознание?
Кажется, девушка чуть растерялась.
- Старший Дознаватель Чон не может ждать пол дня, - едко заметил Чанмин.
Старшая сестра-ординатор на мгновение оглянулась на здание больницы, будто пытаясь заглянуть внутрь, подать кому-то знак, чтобы успели исправить оплошность. В последующие два часа – до окончания смены – за порядок в этом крыле больницы придется отвечать ей. А, даже будучи выпускницей Института, отвечать перед Дознавателями ей явно не хотелось.
- Понимаете, - начала она, искоса поглядывая на Юнхо, как показалось молодому человеку, с некоторой опаской. Сам же мужчина выражал крайнюю степень безразличия, насколько знал Чанмин, тот просто нервничает, - мы не знали, в какое именно время вы прибудете. Пациент еще не пришел в себя, он крайне нестабилен. Вы же не Читаете людей в коме?
- Но мы ведь можем его просто увидеть? – Чанмин на мгновение коснулся локтя девушки, будто подталкивая ее к дверям больницы. – Нам не сообщили подробности о состоянии пациента, поэтому, видимо, между нами возникло некоторое непонимание.
- Да, понимаю, – сестра-ординатор сдержанно кивнула и в следующее мгновение мягко улыбнулась Чанмину, в ее улыбке было чуть больше искренности, чем необходимо для простой вежливости.
Перед дверями Юнхо обернулся на дорогу. Если в больницу Святого Варфоломея послали группу Дознавателей, то им с Чанмином следовало поторопиться.

URL
2011-05-19 в 22:46 

duet_mao
026


Юнхо спал тихо, так же как и всегда. Повернувшись на бок и, будто, потянувшись куда-то к подушке.
Чанмин пьяно фыркнул. Его друг был явно не из тех людей, кто умеет расслабляться. Нет, он всегда следит. За порядком, за качеством работы, за тренировками. Юнхо следит за здоровьем, уступая лишь сигаретам и изредка алкоголю, всегда следит за собой. За тем, во что одет, как ведет себя, как говорит. Что говорит. За окружающими тоже следит. Но всегда и во всем больше всего он следит за своими собственными мыслями.
Раз за разом Читая его – с разрешения или украдкой - пробравшись ночью в его комнату, пока старший спал – Чанмина не оставляло ощущение, что он ни на йоту не приблизился к этому человеку, будто даже во сне, казалось бы, не контролируя свое сознание, он четко разграничивает, что можно доверить, а что следует оставить в себе так глубоко, что не отыскать. Закрыть ловушками, запутать, завести в лабиринт собственных снов, но не открыться.
Молодой человек усмехнулся, садясь на краю чужой кровати, принялся раздеваться.
Юнхо будет орать или может быть примется ворчать. Но это случиться только утром, когда младший уже достаточно протрезвеет, чтобы подыскать выразительные аргументы. Пока же мужчина спал.
Он просто не мог ничего с собой поделать. Не мог запретить себе Читать Юнхо. Как бы тот не отгораживался, какими бы словами не запрещал, Чанмин не мог остановиться. Его тянуло к Юнхо. Тянуло Читать Юнхо. И, начавшись однажды, это все зашло слишком далеко. Чанмину казалось, что он до мельчайших подробностей, до каждого отдельного момента помнит, как впервые прочел Юнхо. Самостоятельно. Без учителей рядом, без тренера, всегда державшего за руку молодых курсантов-первокурсников, делавших первые шаги по миру чужих страхов, чужих снов. Чужих надежд. Чтобы юнцы не теряли ощущения реальности, чтобы не заблудились, чтобы, Читая чужие воспоминания, не остались в них жить, полагая, что это и есть единственная реальность. На тренировках инструкторы всегда сидели рядом, держали за руку, не прерывая физического контакта ни на мгновение, шептали что-то, чтобы курсанты просто слышали их голоса, эхом доносившиеся из реального мира.
Чанмин прочел Юнхо, когда еще не был к этому готов. Из-за простой случайности он попал в мысли другого человека, выпускника - Дознователя, ото всех закрытого и всеми обожаемого. Он выбрался тогда только потому, что Юнхо закрылся от него, смог разорвать контакт. А мог бы и не выплыть. Иногда Чанмину казалось, что так было бы намного лучше.
Они были слишком разными. Они тяжело уживались друг с другом, спорили, молчали, не разговаривая неделями. Юнхо отталкивал, будто желая остаться в полном одиночестве, Чанмин тянул обратно, не находя в себе сил отказаться от наркотика всей его жизни – Читать Юнхо. Всегда и во всем он пытался привязать старшего к себе, сделать так, чтобы когда тот захочет достаточно отдалиться, он просто не смог этого сделать. Чанмин хотел загнать его в тупик. Выиграть. Прочесть все. До конца.
Молодой человек вытянулся на кровати, посмотрел вправо – в нескольких сантиметрах от него спал старший. Чанмин потянулся, едва не касаясь лбом лба спящего.
Дознавателей боялись все. А Дознаватели боялись самих себя.
Читать было неприятно, Читать было больно. Страшно. Противно. От всей той гадости, что скапливалась в человеческих мозгах, от тех картин, которые всплывали в сознании читаемого, от их яркости и правдивости, порой большей, чем представлял собой весь реальный мир. Так было во всем и всегда. На стандартных сменах, на допросах преступников, маньяков, садистов, политических изменников, больных военных. Дознавателей было непростительно мало, чтобы выявить всю эту гниль человеческого рода заранее, в срок. Успеть. Приходилось допрашивать, видеть уже совершенное, раз за разом повторяющееся в человеческой памяти, приходилось ломать стены, чтобы узнать то, чего, кажется, преступник и не мог знать.
Чанмин никогда не признался бы в этом вслух, но он ненавидел Читать. Всех, кроме Юнхо. Его персонального магнита. Наркотика, без которого он не представлял своего существования. И какой бы Гибрид не поселился в мозгах Чанмина, какая бы больная идея не пыталась уничтожить его разум, ему было все равно.
Мужчина заворочался, просыпаясь. Открыл глаза и будто совершенно не удивился присутствию полуголого Чанмина в своей кровати.
- Мин, иди спать, - сонно зевнул Юнхо.
- Пфф, - младший сделал вид, что все так, как и должно быть, - я как раз собираюсь этим заняться, раз уж ты так любезно напомнил, - молодой человек перетянул на себя одеяло. - В смысле спать.
- Может, для разнообразия поспишь в своей постели? Тут и так места немного, - Юнхо недовольно изогнул бровь.
- В моей постели места не больше, - отмахнулся Чанмин, двинулся вбок, окончательно вытесняя старшего.
- От тебя пахнет женскими духами, - недовольно проговорил Юнхо, отворачиваясь к стене, - причем не лучшими. Если решил сменить стиль, мог бы спросить совета у Петры.
- Я не виноват, что у мисс Марии Стюарт плохой вкус, - широко зевнув, отозвался Чанмин, придвинулся еще ближе, утыкаясь лбом в спину мужчины, - и вообще, - делано безразлично проворчал Чанмин, закрывая глаза, - ты всего-то меня года на три старше, а ведешь себя как старик.
- На два, - машинально поправил Юнхо и замолчал. Как всегда, когда ему надоедало поддерживать разговор.
Несколькими минутами позже рука Чанмина скользнула дальше, неуклюже нашарила застежку на перчатке старшего. Длинные пальцы скользнули в горячую, лишившуюся защиты ладонь, тут же крепко сжали ее.
Юнхо продолжал молчать.

URL
2011-05-19 в 22:46 

duet_mao
027


Чанмин старательно жевал что-то, отдаленно напоминавшее яичницу. Юнхо всегда готовил отвратительно. И, похоже, не собирался каким-либо образом совершенствовать это умение.
Сам Старший Дознаватель, уже одетый в форму со стилизованными серебряными птицами, чисто выбритый и как всегда крайне сосредоточенный, пролистывал утреннюю газету.
- А что это вообще такое? – начал младший, взмахнув в воздухе вилкой. Густые капли не прожаренного желтка капнули на письменный стол Юнхо, за которым они, за неимением другого стола в квартире, завтракали.
Мужчина, скользнув взглядом поверх газеты, неодобрительно покосился на яичницу на своем столе, затем перевел взгляд на младшего, тот, нахмурившись, провел краем ладони по столу, смазывая капли. Впрочем, не слишком усердствуя. Дома он всегда ходил без перчаток. Этот ритуал он возненавидел еще в общежитии при Институте, когда в течение четырех лет от обилия людей вокруг молодым Дознавателям приходилось не снимать перчаток двадцать четыре часа в сутки. У всех остальных это впоследствии вошло в привычку. Как и у Юнхо, тот даже спал в перчатках. Поначалу Чанмина так и подмывало спросить, снимает ли он их, когда собирается принять душ, но молодой человек вполне справедливо решил, что со старшего станется с совершенно невозмутимым видом ответить утвердительно. Тем более Чанмин, внутренне усмехаясь, подозревал, что так бы оно и было.
- На тему Гибрида, - пояснил младший, - все слишком непонятно.
- Хочешь, обратись в Институт, тогда все станет даже слишком понятно. Выйдешь здоровым, - с непонятной злобой огрызнулся Юнхо.
- Корми этими сказками всех остальных, - у Чанмина мгновенно испортилось настроение, - я не хочу стать счастливым болваном. Я Читал как-то такого излеченного на смене, такое чувство, что забрался в старую коробку из-под холодильника. Тесно, холодно и стрёмно. Да Институт этим даже школьникам мозги полощет – дескать, обратитесь к нам, и мы решим любую проблему. И все этому верят просто потому, что не могут увидеть, ведь так?..
Чанмин ожидал какой-либо реакции старшего, но тот, казалось, остался безразличным, заложив ногу за ногу, молча перелистывал страницы утренней газеты.
- Хотя с другой стороны, - начал молодой человек, попытавшись улыбнуться, - вариантов просто нет. Мы тянем время, Юнхо. Наживаем тебе проблем. Эти расспросы, звонки… я прекрасно слышал, как ты звонил кому-то с утра, - Чанмин на мгновение прижал ладони к лицу, - выхода ведь нет, так? Надо просто пойти в Институт. Мне ведь будет все равно. Если подумать, я даже вряд ли останусь Дознавателем после лечения.
- Не останешься, - ровно произнес Юнхо, кладя газету на край стола, сложил вместе руки, - ты вообще не останешься полноценной личностью. Твою часть – ее просто отрежут. Запрут в ней Гибрида. А вместе с ним фантазию, желание творчества, изобретательность. Мечты. Кучу мусора в твоей голове, которая, в общем-то, и составляет тебя, как личность. Все, что, по сути, может толкнуть тебя на предательство, на измену, на простую банальную ложь. Ты всего этого не сможешь. Ты не будешь читать книги, потому что тебе не будет этого хотеться. Ты не будешь смотреть фильмы, не пойдешь выпивать с друзьями, не отправишься летом на речку, не захочешь посидеть спокойно и понаблюдать за полной луной. Потому что это все не рационально. Ты не захочешь тратить время на все это. Ты станешь вежливым, аккуратным, серьезным. Идеальным членом общества. И Читать меня тебе больше не захочется, - жестко закончил Юнхо.
Чанмин внезапно почувствовал смущение. Старший слишком хорошо знал его.
- У тебя будет здесь и сейчас. И мысленный календарь на двадцать лет вперед, где ты, не колеблясь ни секунды, распишешь всю свою жизнь, потому что так будет рационально и правильно. Из жизни исчезнет спонтанность. Излечится жажда приключений. Отпадет тяга к сомнительному едкому юмору. А внутри твоей головы, запертый в подсознании, как в клетке, будет метаться испуганный, озлобленный, обезумевший от заточения Гибрид, порожденный твоим же собственным мозгом. И если он вырвется, случится рецидив. И Гибрид убьет тебя.
Чанмин молчал, не в силах произнести ни слова.
- Хочешь – иди в Институт, - жестко сказал старший.
Молодой человек резко мотнул головой.
- А есть другая возможность? – хрипло спросил он.
- Есть… - только произнес Юнхо. Он знал что-то. Что-то, чем не мог или не хотел делиться. Но у Чанмина не было сейчас сил думать об этом.
Оба молчали. В молчании, казалось, прошла целая вечность.
В тот момент, когда Юнхо поднялся, наконец, из-за стола, младший поймал его за локоть:
- Ты боишься. Больше меня боишься, - тихо сказал он, ошеломленный своей догадкой, такой очевидной и такой невероятной. – но… чего-то другого… Чего?
- Идиот, - выдохнул Юнхо. Когда пальцы младшего разжались, мужчина порывисто вышел из комнаты. Хлопнула входная дверь.
Чанмин, будто надломленный где-то внутри, весь согнулся, с силой сжал ладонями виски, зажал локти между колен.
- Я тоже жутко боюсь, - прошептал он едва слышно.
Чанмин привык всегда и во всем мог полагаться на Юнхо. Тот знал решение для любой проблемы. Чанмин мог изображать браваду, делать вид, что ничего не боится, что все знает. Что ему все нипочем.
Видимо, не сейчас. Нет, это Юнхо идиот. Разве смертельные болезни можно лечить?

URL
2011-05-19 в 22:47 

duet_mao
028


Тихий пригород, застроенный двух- и трехэтажными домами, вмещавшими всего несколько семей, не торопился пробуждаться. На улицах было пустынно, по прибранным узким дорожкам неспешно шли сонные прохожие. Почтальон, насвистывая себе под нос мелодию из заставки утренней радиопрограммы, раскладывал по ящикам газеты и редкие письма. Где-то неподалеку хлопнула дверь, из форточки дома, стоявшего через улицу, раздался собачий лай. На узком балкончике, словно карикатурные знамена, было развешено постиранное белье. Молодая женщина, кутаясь в теплый халат, аккуратно собирала его в большую корзину. В отдалении, ближе к городу, сгрудились кварталы многоэтажек.
Чанмин потянулся, отводя взгляд от женщины. Что бы не случилось, в одном Юнхо был прав. Нельзя просто так сидеть, сложа руки. Чанмин прекрасно понимал, что друг рискует. По уставу Дознаватель, обнаруживший Гибрида, должен был немедленно сообщить об этом в Институт. Только вот ни разу жертвой Гибрида не становился Дознаватель.
Молодому человеку вспомнился утренний разговор с Юнхо, и ему снова стало жутко. До омерзения, до паники страшно. Чанмин несколько раз глубоко вздохнул, чтобы прогнать гадкое ощущение обреченности, и направился к интересующему его дому, внутренне пытаясь успокоиться. В конце концов, он привык доверять Юнхо, так почему сейчас не может поверить? Почему продолжает двигаться будто просто по инерции, искать что-то, даже не имея представления о том, что ищет… Почему сейчас он готов сдаться?
Чанмин с силой хлопнул раскрытой ладонью по стволу чахлого деревца, растущего перед лужайкой нужного ему дома.
- Вам помочь? – с крыльца на него смотрел высокий худощавый мужчина сорока с небольшим лет. По краям его высокого лба, будто разделенного несколькими глубокими морщинами, сияли большие залысины.
- Мне нужна Аманда Линдален, - Чанмин вытянул из кармана брюк тоненький блокнот, сверился с переписанными заботливой сестрой Стюарт данными, - она ведь здесь живет?
- Жила, - вежливо поправил мужчина, - и я здесь как раз по этому вопросу. Моя фамилия Распер, - он, лишь на секунду поколебавшись, протянул Чанмину руку, тот пожал ее, коротко усмехнувшись. Видимо, незнакомец решал, достаточной ли защитой для его мыслей будут кожаные перчатки на руках Дознавателя. – Я из фирмы «Кош и Распер», операции с недвижимостью – это наша работа. Дело в том, что семейство Линдаленов решило переехать, и они обратились за помощью к нам.
- Они уже съехали? – нахмурился Чанмин. Этот факт в его планы никак не укладывался.
- Да, уже почти неделя, как забрали последние вещи, - Распер изобразил огорчение.
- А где я могу их найти? – Чанмин оглянулся по сторонам – стоило порасспрашивать соседей о переезде семейства глотателя яда.
- Подождите-подождите, - забормотал Распер. Он достал из портфеля пухлую записную книжку, принялся быстро переворачивать листы, ища блок, начинающийся на букву «Л». - Вот, нашел, - мужчина улыбнулся чуть заискивающе, его взгляд то и дело падал на погоны Чанмина, на которых распахнули крылья серебряные птицы. – Сделка по продаже квартиры оформляется на ее мужа – Джина Линдалена. Могу дать вам его телефон.
- Спасибо, не надо, я уже встречался с мистером Линдаленом, - покачал головой молодой человек. «Только он был в коме, поэтому слегка неразговорчив», - добавил он про себя.
- Тогда может быть визитку? – Распер развел руками. – Если понадобится консультация по вопросам недвижимости, «Кош и Распер»…
- Не надо, спасибо, - Чанмин зашагал прочь, - вот как раз переезжать я не собираюсь.

URL
2011-05-19 в 22:47 

duet_mao
029


- Она как сквозь землю провалилась. Ни соседи, ни почтальон, ни продавцы из супермаркета, куда она ежедневно заходила – никто ее не видел, - Чанмин развел руками, - ни ее, ни дочку. Вроде как они куда-то переехали, но никто не знает, куда именно.
Юнхо молча курил, казалось, полностью сосредоточившись на какой-то мысли.
- И что дальше по плану? - Чанмин сложил руки на груди и недовольно, исподлобья посмотрел на старшего.
Юнхо молчал, смотря, будто куда-то в закрытый мир своих собственных мыслей.
- Юнхо? - вновь позвал младший, казалось, мгновенно начиная раздражаться. Иногда манера Юнхо игнорировать его просто раздражала Чанмина.
Наконец, мужчина щелчком выкинул докуренную до половины сигарету и посмотрел на друга. Взгляд Юнхо был чуть растерянным. Он поморщился.
- Что дальше? - повторил Чанмин.
Мужчина молчал.
"Скажи ему" - голос, возникший будто на грани слуха, тихий шепот-шелест, такой, что в следующее мгновение нельзя вспомнить, звучал ли он на самом деле. Чуть поморщившись, мужчина повернулся к мобилю.
- Не знаю, Мин. Никакого плана у меня нет, - Юнхо потянулся открыть дверцу, но в следующий момент пальцы Чанмина впились в его плечо, молодой человек резко дернул на себя.
- Не знаю? - зло процедил младший, его лицо исказила гримаса недоверия. - Ты только это можешь сказать?
Юнхо молчал. Пальцы в черной перчатке перехватили руку друга, будто пытаясь оторвать ее от себя.
- Только это и можешь сказать? - рот Чанмина перекосился, молодой человек тяжело дышал, втягивая воздух сквозь стиснутые зубы. - В моей башке сидит Гибрид, и ты постоянно говоришь, что из этого чертового кошмара есть выход, вещаешь свои проповеди, цепляешься за одно, другое. Без всякой схемы. А сейчас просто...
Юнхо резко дернулся, выворачивая пальцы друга, отрывая от себя, второй рукой перехватил локоть Чанмина.
- Хватит истерить. Садись в мобиль, - коротко бросил Старший Дознователь, сдерживаясь, чтобы не дать выход злости. Он сбросил с себя руку младшего и молча опустился на водительское место.
"Молодец" - голос, тише шуршания осенних листьев, в нем будто прорезалось на мгновение несколько слишком громких ноток.
Лицо Чанмина исказила гримаса злости. Он заставил себя несколько раз глубоко вздохнуть прежде, чем сесть в мобиль.
Кулаки Юнхо были с силой сжаты, казалось, можно было услышать хруст схваченной тонкими швами черной кожи перчаток.
- Успокоился? - голос Старшего Дознавателя звучал раздраженно, но сухо.
Чанмин ничего не ответил.

URL
2011-05-19 в 22:48 

duet_mao
030


Первое, что стоило сделать в его ситуации - разобраться с собственными мыслями. Здесь не существовало однозначного рецепта, каким именно образом необходимо упорядочить свое сознание. Поэтому Чанмин прибегнул к самому сложному и так нелюбимому им способу: просто выдвинул все ящики рабочего стола и принялся разбирать скопившиеся там бумаги. Кипы никому, видимо – за неимением рьяно испрашивающий, не нужных отчетов, однообразные показания смены за последние пару недель, которым надлежало ровной стопочкой уже пару дней, как лежать на столе главного Наблюдателя. Какие-то вырванные из блокнота листы, исписанные его собственным почерком, но при этом содержащие в себе заметки из разряда тех, что в какой-то момент кажутся безумно важными, но мгновенно теряют смысл, стоит переключиться на что-то еще. Плотные клейкие листочки с заметками типа «Купить молока» или «Постирать эти чертовы носки». Чанмин ненавидел весь этот беспорядок, но с какой-то маниакальной страстью создавал его вокруг себя снова и снова.
- Черт, никому ведь это, по сути, не нужно, - вздохнул он, вываливая на стол очередную кипу бумаг, каким-то неведомым образом спрятавшуюся в недрах ящика, по изначальной идее отведенного для канцелярских принадлежностей.
Каспер, занимавший соседний с Чанмином стол, понимающе вздохнул.
- Ну, думаю, как минимум половина этих отчетов, - подошедшая к молодым людям Петра взвесила на ладони увесистую пластиковую папку, - должна была перекочевать к главному Наблюдателю как минимум… мм… - Петра изобразила задумчивость, - пол века назад, нет?
- Хм, - Чанмин откинулся на стуле, его губы расплылись в едкой усмешке, - дай подумать… Страрушка, а ведь я тогда даже и не родился. В отличие от тебя. Ты, наверное, в то время уже и колледж успела закончить?
- Очень смешно, - холодно процедила Петра и резко повернулась к ухмыляющемуся Касперу, - а ты чего лыбишься? Отчет о смене закончил?
Улыбка на лице парня медленно увяла. В комнате стало тихо.
Чанмин вздохнул. Интересно, если бы Юнхо вздумалось вот так им помыкать, какую именно мерзкую пакость придумал бы на этот счет сам Чанмин?
Взгляд молодого человека скользнул по столу, заваленному извлеченными на свет бумагами. Из-под толстой надорванной по корешку картонной папки на треть выглядывал край плотного бумажного конверта, явно выделявшегося по сравнению со всеми старыми бумагами, извлеченными из того же ящика вместе с неожиданным посланием. В отличие от желтовато-серого картона конверт был совершенно новым.

URL
2011-05-19 в 22:49 

duet_mao
031


- Ну, и? – Юнхо остановил мобиль в нескольких метрах от забранного в металл и камень выхода подземного переезда, освещенного холодными слепящими пятнами галогеновых ламп, расставленных через выверенные промежутки гладкого покатого потолка. Как и сотни его близнецов, сплетшихся вместе в огромную паутину тоннелей и переходов, этот переезд не отличался бы от них совершенно ничем, если бы не блестящие в холодном свете таблички-указатели дороги. Юнхо чуть откинулся на водительском сидении, скрестив руки на груди, во фразе, произнесенной им, сквозил скепсис. – И что же ты хотел мне показать?
- Пока не знаю, - отмахнулся Чанмин. Он нашарил в кармане свернутый вдвое конверт, развернул. Длинные пальцы быстро разгладили отпечатанный на принтере листок – заметку из старого номера местной газеты. Молодой человек бегло перечитал статью. – По идее, это должно быть здесь. «Приют Георгины, милое заведение для маленьких сироток, спокойное и тихое место, хранимое под патронажем святых сестер, любовно опекаемое ими…». Всякая чушь, - перебил Чанмин сам себя, - бла-бла-бла… «в очередной раз сестры, изрядно потрудившись вместе со своими маленькими воспитанниками, занимают первое место на конкурсе «грядки на лужайке», им удалось вырастить тыкву-чемпиона…». Пропускаем. «Сестра Марианна, в такой тяжелый для местных сироток час взявшая на себя обязанности директрисы детского дома, говорит об этом так: «Наш совместный труд помогает нам в каждый момент жизни. Только с его помощью мы сможем добиться успеха во всех начинаниях. Да прибудет с вами…». Дальше не интересно.
Юнхо развернулся на своем сидении, пристально посмотрел на младшего. Чанмину отчетливо показалось, что так снисходительно-раздраженно смотрят обычно на умалишенных, разыгрывающих дрянные шутки со случайными прохожими.
- И? – сухо спросил старших, похоже, с трудом переборов разраставшееся в нем раздражение.
- Что-то в этом есть, - нахмурившись произнес Чанмин. – Не в выращивании тыкв, - быстро уточнил молодой человек, не дожидаясь насмешки старшего. – В этом во всем. Сам посуди, кто-то подкинул мне это письмо. Он точно знал, что я возьмусь разбирать стол и наткнусь на него…
- Это идиотизм, - четко проговорил Юнхо.
- Это, друг мой, зацепка, - Чанмин легко встряхнул листок в руке, - кто-то хотел, чтоб я его нашел, был уверен в моих привычках. Он – этот неизвестный – отлично понимал, что я в этот ящик загляну…
- Глупая шутка, - не дожидаясь продолжения тирады, оборвал старший. – Тебя разыграли, вот и все. Или ты сам когда-то готовил столь же идиотичный розыгрыш, но просто забыл о нем.
- Конверт новый, - не унимался Чанмин.
- А газетная статья старая, - Юнхо отвернулся.от младшего, - в углу статьи дата почти девятилетней давности.
- Значит, важно само место. Или время, – молодой человек щелкнул замком на двери, намереваясь выйти из машины. – Кто-то ведет нас по следу, - скептицизм Старшего Дознавателя только подогревал его интерес, порождая неконтролируемое желание доказать свою правоту. Впрочем, как и всегда в подобных спорах. - Если уж у нас в любом случае нет никакого выхода, почему не попытаться хвататься за каждую соломинку. Может какая и вытянет, – тихо проговорил Чанмин, вылезая из мобиля.
Молчание. Юнхо смотрел прямо перед собой.
Молодой человек прошелся по широкой дорожке - по обочинам гравий смешался с жирной грязью размякшей от дождя земли – к невысоким серым воротам, сплетенным из металлических прутьев, сейчас распахнутым настежь, а раньше, судя по массивным толстым дугам на раскрытых створках, запиравшимся на замок.
- Чтоб сиротки не разбежались… - пробормотал Чанмин себе под нос и двинулся дальше, к широким ступеням крыльца, у которых двое угрюмых мужчин медленно курили, опершись на груду коробок, какие используют при переезде.
- Хм… - молодой человек, привыкший, что его форма и так достаточно развивает в окружающих красноречие, остановился рядом с мужчинами, одетыми в забрызганные по низу комбинезоны бледно-синего цвета. Они старательно делали вид, что не обращают ровным счетом никакого внимания на молодого Дознавателя. – Я ищу приют Георгины, это здесь?
Один из мужчин сплюнул на землю и, щелчком пальцев пустив окурок в полет, с кряхтением поднял с земли одну из самых больших коробок.
Второй продолжал курить.
- Эй, мужик, - Чанмин почувствовал раздражение, - приют Георгины здесь, я спрашиваю?
- Да здесь-здесь, - вяло кивнул рабочий. – Был, – он, так же, выкинул недокуренную сигарету и взялся за одну из коробок.
- Почему был? – молодой человек быстро поднялся по ступеням вслед за рабочим.
- Да уже лет шесть, как нету его. Как запалился Восточный корпус, так сразу и съехали. А сейчас вот и Джеслин съезжает со всем товаром, – мужчина указал пальцем на синюю надпись на коробке, которую нес в руках, на ней значилось «Джеслин мувин – двигаться вперед, не замечая препятствий» и стилизованное изображение ботинка под надписью.
Чанмин промолчал.
- Обувная фабрика здесь была. Теперь вот сбывает весь товар, значит, а здание продается.
И прежде, чем молодой человек успел задать следующий вопрос, мужчина продолжил, не меняя скучной интонации.
- Вы, конечно, извините, господин хороший Дознаватель, только же три дня назад были с проверкой, и снова Дознание. Патик вон до сих пор ни с кем словом не обмолвился, а мужик он дельный. Помогал всем. И в приюте, и на фабрике потом. Не дело это, мы ж не шпионы какие…
Чанмин только кивнул, мысленно пытаясь привести хотя бы в относительный порядок свои ожидания от этого места и полученные только что, похоже, бесполезные факты.
Рабочий тем временем мотнул головой, словно избавляясь от каких-то непрошенных мыслей, и зашагал дальше по коридору.

URL
     

Our Crazy Dance

главная