Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:31 

"Игра марионеток", ЮнДже, R, для ~Плачущий_Ангел~ (22/23)

duet_mao
Название: "Игра марионеток"
Автор: .Dancer.
Бета: бета пока занята. Небечено.
Герои/пейринг: Юно/Джеджун
Рейтинг: R
Жанр: AU, детектив, ангст, хоррор, экшн
Отказ от прав: мальчики принадлежат себе, все описанные улицы реально существуют и принадлежат Праге, мысли принадлежат автору, в общем, не претендую
Краткое описание: Двадцатый век. Двадцатые годы. Мир испытал на себе всю ярость и мощь Первой мировой войны, Европа пытается оправиться от ран и построить жизнь по-новому. Чехия и Словакия объединяются в вымученный союз и выходят из-под правления Австро-Венгрии. Шаткое равновесие может быть нарушено лишь одним неверным шагом любой из сторон. Азия так же полна противоречий. Корея под властью Японии и жаждет свободы. В свою очередь, у японцев другие планы относительно мира. В это время человек, пытающийся откинуть свое прошлое, вынужден к нему вернуться...
От автора: Просто хотела сказать то, что по своей глупости не сказала раньше) Каюсь... Этого фанфика и вообще всей моей Праги не было бы без одного человека, которого я безмерно люблю и уважаю) miniMin, все что я делаю, - это лишь твоя заслуга) Ты всегда в моем сердце :kiss:

Глава 1-10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Главы 15-16

Главы 17-18

Глава 19

Глава 20

Глава 21


Глава двадцать вторая, в которой Юно узнает историю семьи Земан и читает «Сказки».


Едва дверь в ответ на громкий настойчивый звук открылась, кулак Юно метнулся к лицу прозектора. Острые костяшки врезались в худую бледную скулу, не встретив сопротивления. Мистер Х, неизвестный, вместо страшной мистической личности оказался лишь помешанным на смерти фанатиком.
Земан растянулся на полу, в падении больно приложившись спиной о стену. Его узкие тощие ладони тут же закрыли лицо. Жалкий…
- Что здъесь… - начала выбежавшая из комнаты Полина, - дъетъектив…
- Слава Богу, вы живы, - пробормотал Юно, потянувшись, хватая запястье девушки, рывком потянул ее на себя. – Быстрее, за мою спину! – В руке детектива тускло поблескивал кольт. Дуло направлено на прозектора.
- Этот человек убийца. Это он. Лгал все время. Играл с нами. – Юно почти рычал. Он едва боролся с желанием ударить, бить снова и снова, втоптать в пол эту мразь… Охотник, значит. Травил, играл, прятался и нападал. Претворялся союзником… Их с Джеджуном союзником…
- Тереза твоя сестра. Конечно, стареющая проститутка. Сколько денег ей обещали за то, что она выпотрошит своих подруг?
Земан отчаянно хватал ртом воздух, его движения, судорожные, порывистые, выдавали лишь страх. Бледные глаза неотрывно следили за дулом кольта.
- Столько, чтобы хватило на маленький домик где-то на другом конце света? И, конечно, ты, ее брат, не мог не помочь. Влюбленный в свои трупы маньяк.
- Нет, - выдохнул Земан, - подождите…
- Ждать? О, нет! Жанет отправилась к своему сыну – чем не повод для убийства? Всеслава хотела еще денег. Конечно, замечательный вариант – зарезать ее, пока сестра сдерживает свидетелей, указывая своей чертовой сигаретой, что все спокойно.
- Нет-нет, - бормотал прозектор, - все не так…
- Сантана, - не прерываясь, жестко продолжал Юно, - отвлечь внимание покушением, конечно, не состоявшимся, словить девушку, застрелить. Зачем вынимать пулю – замечательно, запутать следы. Заставить думать в ложном направлении. С какой увлеченность ты показывал мне трупы. Наслаждался театром?
- Нет, я хотел помочь. Нет, я…
- Ангела? Увел нас подальше? Притворился помощником, пока сестра выследила девушку. Выстрел в лицо – досадная оплошность. А Зулу? Испугались побега Джеджуна, начали действовать нагло. Не замели следов… У кого был ключ от того склада? У тебя? И у Терезы, видимо? Оставил грязное дело сестренке, пока следил за мной? Ну как же. Такая возможность очередного спектакля… Ублюдок. – последнее слово Юно буквально процедил сквозь зубы.
- Нет же, - этот вечно скованный, с виду безразличный ко всему человек не молил о пощаде. Только слабо мотал головой.
- Нет, нет, детектив. Мы хотели помочь им. Я следил, но я не причинял вреда. Послушайте…
- Мне не нужны оправдания.
- Это правда, - отчаянно завыл прозектор. В его глазах блеснули слезы страха. – Вам кажется, все сходится… но я не смог бы. Убить человека не смог бы, - губы Земана задрожали. – И Терезина… Прошу вас, она не такая… она…
Мистер Х? В голове Юно, на мгновение поднимаясь из пучины захлестнувшей его жестокости, промелькнула мысль… Не смог бы… не смог… не смогла бы. Зулу. Кто мог дотащить тело от склада до экипажа… На секунду поразительно четко представив себе узкую, раскисшую дорогу между приземистыми складами, Юно вдруг задержал дыхание… Почему они не подъехали ближе к месту, где пряталась Зулу? Экипаж не смог проехать… Сколько они шли… минут десять. Вязли в грязи плохой дороги, ступали по пропитанной водой земле… Смогла ли Тереза отнести тело? Просто дотащить до оставленного экипажа?.. Так удачно для детектива потеряв перчатку?.. Так удачно…
Земан продолжал судорожно мотать головой.
Допустим, Терезе все-таки удалось бы отнести тело к экипажу. Каким образом возможно, чтобы она потеряла перчатку со следами крови. Та могла выпасть из кармана. Но по словам Полины, Тереза не снимала перчатки. Этот ритуал превратился для нее в жуткую фобию…
- Я хотел помочь, я хотел найти виновного, - пот тяжелыми каплями срывался со лба Земана, когда тот тряс головой.
- Газеты, - жестко спросил Юно, - она брала их у тебя? – Он окинул взглядом тесную пыльную квартирку.
- Да. Она взяла много.
- Когда?
- Когда убили Сантану. На следующий день.
Искала что-то? Призрачный свет…
Как удачно убийца даже не потрудился скрыть следы преступления на старом складе сегодня. Торопился? Не счел нужным? Казалось, что проще – плеснуть ведро воды на пол, размыть кровь. Немного, всего лишь в той степени, чтобы кровавая лужа стала лишь потеками грязи. Раньше убийца не позволял себе такой оплошности. У ворот Летны не осталось следов. Раз за разом полиция находило лишь тело, выпотрошенное и спеленатое… Места смерти Жанет и Сантаны остались неизвестными. Как и те самые метры узкой тихой улицы, где роковой выстрел застал перепуганную насмерть Ангелу. И это тоже получилось очень удачно для детектива.
- Мы сами искали убийцу… мы искали… - наконец, произнес Земан, тяжело дыша.
Горе детективы. Удачно подвернувшиеся факты… И даже не надо ничего подбрасывать, разыгрывать. Они сами подставляли себя молчанием, тайной… своим недоверием к остальным…
Насколько удачно было то, что Юно поехал искать сына Жанет… Как же удачно складывалось все его, раз за разом заходящее в тупик расследование… С ним играли. Подкидывали факты. Заставляли копать дальше и дальше… Вперед к неправильной истине… Снова.
Рука Юно медленно опустилась… Кольт казался неимоверно тяжелым.
- Поднимайтесь. – хрипло бросил Юно, поворачиваясь к двери. Глупец.... – Быстрее, мы еще можем пытаться кого-то спасти.

***

Всю недолгую дорогу до Троицкой Юно молчал. Коротко взглянул на темный, налившийся кровью синяк, словно уродливый пульсирующий нарост, закрывший бледную скулу прозектора. Земан смотрел вниз. Детектив отвернулся.
Ошибся ли он на этот раз? Или был прав? К чему вел его невидимый кукловод? Может быть к тому, чтобы пристрелить Земана в узкой пыльной прихожей его же собственной квартиры, затем выследить Терезу и в ярости пустить пулю, которая разорвет и ее нутро… Или все же наоборот. В другой развязке Юно вновь с завидным упорством шел по дороге, неизменно приведшей бы в тупик. Где он был сейчас? По какому пути ступал? Детектив не знал… Маленькая, замкнутая на себе, на узких, вымощенных грубым камнем улочках-артериях Прага скрывала столько секретов. Столько язв, до поры не прорвавшихся, не показавших еще своего гнилого нутра… Но разве можно вылечиться, не вскрыв нарывов, не пустив кровь? Кровь… казалось, для города ее сейчас слишком много. Темные, багряные разводы впитывались в улицы, просачивались в почву и, попадая в подземные воды, в конце концов отравляли людей… И где-то здесь все еще был Джеджун…
- Я бы съейчас выпъила с удовольствиъем, - глухо сказала Полина, ни к кому не обращаясь.
Юно усмехнулся. С горечью, со злостью…Да, Полина была такой. И, собственно, что из этого?
- Я бы тоже. – тихо ответил детектив. Усмешка увяла на его лице.

***

Быстрые шаги гулкой дробью отдались на низких деревянных ступенях старого дома на Троицкой. Юно шел первым. Полина и прозектор за ним. Детективу пришлось стучать дважды – резко и настойчиво - прежде, чем дверь открыла заспанная и, казалось, жутко недовольная девушка. Не та, что днем.
- Что вам? – хмуро поинтересовалась она.
- -К Терезе. – быстро проговорил Юно.
- Она, кажется, приболела. Просила никого к ней не пускать. – покачала головой девушка и потянулась к ручке двери, чтобы закрыть ее…
Выстрел – оглушающее громкий – внезапным, закладывающим уши хлопком раздался в прихожей. Юно замер. Нет… Кажется, совсем рядом. Детектив с силой оттолкнул дверь и вместе с ней, похоже, совершенно ошеломленную девушку, бросился вперед. По коридору. Такому кошмарно длинному коридору… Пока рядом не блеснула восьмерка на двери. Юно дернул ручку – заперто. Рядом уже оказались его попутчики. Детектив отпрянул, резко, с силой подался вперед, налегая на дверь плечом, продавливая, выламывая нишу, в которой держался хлипкий замок.. Дерево хрустнуло. По инерции Юно пролетел вперед, сделав еще несколько шагов уже в комнату.
Она сидела на полу. Будто очень уставшая, печальная в своем одиночестве женщина. Голова низко свесилась, спина сгорблена… Ветер, врывавшийся в комнату через распахнутое настежь окно, словно перебирал упавшие вперед черные локоны.
Все-таки Юно был профессионалом. Секундная борьба в нем – выпрыгнуть в окно, без сомнения, вслед за стрелявшим или же броситься к женщине – не в тот момент, не позднее не вызывала в нем укоров совести.
- Черт, Земан! – оглушительно громко заорал детектив, едва его пальцы пробежались по длинной шее женщины – в бок, ниже, под ухом. – Пульс!
Через мгновение серовато-синее лицо прозектора оказалось рядом, его худые пальцы, тут же окрасившиеся в темно-красный, зажимали кровавые потеки на животе женщины, там, где платье уже набухало темной влагой. Дрожащие губы с упорством беззвучно складывались в слова… Почему-то Юно пришла мысль, что прозектор молился.

***

- Как это началось? – пальцы Юно перебирали ремешок от снятых с руки часов, циферблат тускло поблескивал в свете холодных больничных ламп.
- Началось? - тихо переспросил Земан. С какой-то заторможенной сосредоточенностью он медленно и методично оттирал с пальцев кровь носовым платком, словно даже не понимая, что это не приносит никаких результатов. – Началось давно. Мы с сестрой росли в доме тетки. Она, можно сказать, нас воспитывала. Не очень старалась. И, казалось, была не рада, что у нее на шее оказались двое сирот. Терезина, как старшая, помогала по дому, чтобы как-то отплатить за наше нахлебничество. Я едва только становился юношей. Нет, вы не подумайте, у меня, - он запнулся, - у меня было неплохое детство. Совсем неплохое. Я мог играть со сверстниками. Ходил в школу. Тетка не была жадной до денег, хоть мы и жили небогато. Записала меня в библиотеку. Уже потом я понял, что мы стали ей обузой. С двумя чужими детьми трудно добиться чего-то. И почти невозможно – нормальной жизни для себя. А она не была старой, хотела семьи и детей. Своих. Наверное, мы просто стали ее несчастливым случаем в жизни. Когда-то, когда мужчина, которого она полюбила, отверг ее из-за нас, она, наверное, высказала что-то Терезе. А может, та сама поняла. Ушла.
Терезина была гордой, до абсурда, до упрямства гордой, ей, казалось, проще спать на земле и есть помои, только не быть никому обязанной. Она вернулась через день, уже стемнело, и начинался дождь, как она вернулась. Едва посмотрела на нас с теткой, бросила на обеденный стол деньги – помятые, словно всю дорогу сжимала их в кулаке – и ушла в комнату, хлопнув дверью. Она плакала. Лежала на кровати, уткнувшись в подушку, так, что спутанные волосы разметались вокруг нее. Плакала. Давясь слезами, кашляя, но не отрывая от подушки лица, не поднимая головы. Я стоял на пороге, не решаясь зайти. И думал, что она меня ненавидит. И меня, и тетку. Ненавидит и плачет из-за этого. Что ж, я был всего лишь ребенком. Конечно же, вы поняли, что стало причиной ее слез.
Юно коротко кивнул. Конечно, он замечательно помнил слова Полины – о том, что никто не идет работать в места, подобные «Бархатным Коготкам», без причины… Причиной Терезы стала гордость… смертный грех, за который она платила всю свою жизнь…
- Сестра отдалилась. Пропадала ночами и появлялась только к утру, спала весь день, даже не раздеваясь. В ней постоянно была какая-то усталость. Словно грязь, впитывавшаяся в одежду, она пропитывала ее с каждым днем все больше. Мы почти перестали говорить. Я любил сестру безмерно, любил и люблю сейчас, но просто не понимал, что творится с ней. И это единственное мое оправдание. Тетка не говорила ничего. Видя оставленные на столе деньги, кивала, но брала их только когда Тереза выходила из комнаты. Потом сестра съехала от нас, навещала, но все реже и реже. Прошло время, и я поступил в университет. Тогда я думал, что тетка оплачивает мое обучение, но это была Тереза. К сожалению, я узнал об этом очень поздно… Слишком поздно… Как-то приятели по университету и – один из мои лучших друзей – ваш знакомый, Густав Бенеш, позвали меня , как они это называли, кутить. Рассказывали про одно место. Бордель. Хуже и плоше, чем «Коготки», но, впрочем, того же содержания. Густав смеялся и говорил, что есть там одна девушка… я смеялся вместе с ним… но на пороге нас встретила Тереза… Тогда я понял. Понял то, на что долгие годы закрывал глаза, хотя все-таки знал. В глубине души знал. И боялся. Я и тогда испугался, пулей вылетел из борделя, бродил всю ночь, с мучительным осознанием того, что сбежал, постыдившись ее. Моей родной сестры… Когда тетка уехала, я остался один. Не в силах просто придти к сестре. Из-за страшного чувства вины…
Юно молчал. И у него была сестра. И он бросил ее…
- Лишь Густав, узнавший мою тайну, остался ее поверенным. С Терезой мы больше не виделись. До того дня, пока она не пришла ко мне. Просто появилась на пороге, коротко постучала… Господи, я готов был молиться в тот момент, когда увидел сестру у моей двери, когда с первого же мгновения узнал ее. Но пришла она потому, что неизвестный маньяк убивал ее подруг. Как раз накануне ее появления, ночью, убили ту девушку – Всеславу. Я обещал помочь. Обещал всеми силами. Клялся сделать все, что угодно, все, что она прикажет или попросит... И мы начали свое расследование. Тереза не доверяла вам, как и не доверяла Джеджуну. В газетах, я читаю их каждый день, мы нашли много информации… Тереза нашла. Поняла все.
- И бойни?..
- На сестру напали. Действительно, вы думали, что она подстроила все это, но нет. В тот вечер, когда она, казалось, нашла виновницу, Тереза спряталась у боен. Мы жили совсем рядом еще когда-то с теткой и знали эти места. Потом сестра рассказывала, что тот, кто гнался за ней, долго ходил рядом с забором. И в конце концов вошел в старые бойни, зажег свет. Сестра не сомневалась, что это был тот, кто пытался ее убить. Тереза собиралась пойти туда сегодня, когда я отправился искать вас.
Я присоединился к вам и вашему расследованию столь бестактно, лишь потому, что на какой-то момент был уверен в причастности этой бедной девушки – Ангелы. Но потом понял, что ошибался. Как и все мы. К сожалению… Конечно, одно не давало мне покоя в этих событиях… - помолчав, все-таки продолжил Земан.
- Что? – Юно нахмурился.
- Та девушка, Зулу. Я как-то пришел в «Коготки», поэтому-то старый кореец и опознал меня потом. Еще не войдя, я заглянул в окно. Зулу стояла у стойки бара, она потянулась куда-то вниз. Я сначала не понял, но это был нож. Такой широкий.
- Я видел, - оборвал прозектора Юно.
- Да, - помедлил тот, словно собираясь с мыслями, - но странность была в том, что потом, по словам Терезы, эта Зулу сказала, что нож у нее украли.
- И вы молчали об этом? –Юно вскинул голову.
- Тереза не доверяла вам… - жалобно начал Земан.
Но Юно оборвал его движением руки.
- Хочу узнать одну вещь. Книга, что была у Терезы. Она лежала вместе с вырезками из газет. И в ней не хватало листов. Сказки о Праге. Я был в библиотеке…
- Там вы и узнали о нашем родстве? – Земан кивнул своим мыслям. – Понятно. Терезину с самого начала заботил один вопрос. Место Джеджуна во всей этой истории. Действительно, он словно появился из неоткуда. Хозяин борделя относился к нему с почтением, но тут же запретил девушкам рассказывать кому-либо о его визитах. Потом тот вообще поселился в борделе… Тереза говорила, что не может поверить во всю эту историю с бедным племянником, прятавшимся от нежелательной свадьбы. Художником. Конечно, это в малой степени походило на правду.
Юно усмехнулся. Мастер лжи собственной персоной…
- Тем более, - продолжал Земан, - когда произошло первое убийство, и эти надписи на корейском. Стало понятно, что что-то не так. Старик уговаривал девушек молчать, угрожал, просил. Конечно же, никто не пошел в полицию. Проститутки, - он запнулся, - и стражи закона не в таких отношениях. Даже Бенеш, допрашивавший девушек, не добился от них признания. Они боялись, по иронии, больше, чем убийств, они боялись оказаться на улице, боялись, что старик отомстит им. Он, действительно, жесткий человек, каким бы ни казался. Да и полиция вряд ли приняла бы их рассказы всерьез. Фактически, девушки оказались в ловушке своего же собственного выбора. Даже ваше появление сыграло на руку старику. Девушки нехотя, пусть и не доверяя вам до конца, но решили, что вы способны защитить их. Действительно… Но Терезу заботило другое. Где прятался Джеджун, когда приходила полиция? Да, конечно, он устраивал маскарады с переодеванием, но совершенно точно она была уверена, что в момент еще самого первого обыска его не было в борделе, хотя выйти он никак не мог. Так где же он был? Мне вспомнилась одна история из книги, я, право, читаю очень много… - Земан достал из кармана книжку, такую же потрепанную, как и экземпляр Терезы, с таким же библиотечным штампом. Протянул Юно.
Детектив пролистал страницы. «Подземелья Праги», - гласило название главы на недостающих в Терезином экземпляре листах. «Не секрет, что в давние времена под городом было прорыто множество ходов, тайных переходов, которыми пользовалась знать. Какие-то из них секретными путями выводили из города, другие, прорытые под Влтавой, вели к домам прежних аристократов. Некоторые говорят, что многие ходы уже не существуют, затоплены подземными водами или же обвалились за давностью лет. Другие считают, что эти подземные пути стали основой для нынешней канализации. Может быть правы и те и другие. Мы же считаем, что они существуют до сих пор. Ставшие убежищем призракам упокоенных князей…» Дальше Юно не читал. Пролистнул страницу, следующую. В конце главы была отпечатана картинка – копия старой карты, неизвестным художником превращенная во фреску. Город выглядел еще совсем небольшим. Двумя островками на берегах Влтавы. Резными рядами обозначались стены Градчан, Острыми башнями смотрел ввысь Тынский храм. Вместо улиц по городу ручьями растекались обозначенные твердой рукой подземные переходы. Взгляд Юно следовал дальше. От маленького вытянутого сквера, на краю которого художник вывел большое здание, в котором угадывались теперь черты Национального Музея, ход шел вниз, прямой как стрела, и затем резко поворачивал вправо, к нынешнему району Винограды, проходил под Храмом Святой Людмилы, за которым терял четкость, линия становилась совсем тонкой и, уйдя на дюйм дальше, обрывалась совсем.
- Это же? – детектив нахмурился. – Это площадь Вацлава, вниз… Штепанска? – Земал коротко кивнул. – И дальше. – Юно указал пальцем точку на карте. – Это же место, где сейчас стоит вокзал!
- Верно… но это всего лишь легенда, - последние слова прозектор произнес как-то виновато. - Мы не смогли проверить… Старик следил…
Без лишних слов Юно поднялся. Спокойно, уже без той суетливой ярости, которая, казалось, пропитала его насквозь за одно это утро.
- Тереза поправится. Она не сдастся.
Земан кивнул, коротко и сосредоточенно. Он и сам верил в это. Как и женщина, без сознания, в бреду жара, боровшаяся за свою жизнь где-то в глубинах больницы.
-Могу я попросить вас об одолжении, - детектив запустил руку в карман и, не дожидаясь ответа прозектора, протянул ему свернутый лист бумаги. – Когда я уйду, позвоните по этому телефону. Как угодно, но сделайте так, чтобы вас выслушали. Расскажите все. Все, что произошло. Это мой приятель, он поможет.
- Не понимаю… Кто он?
- Англичанин до мозга костей, - детектив усмехнулся, - к тому же, замечательный журналист.
Все еще непонимающе Земан кивнул несколько раз, но не произнес ни слова.
- И, Антонин, - сделав несколько шагов, Юно обернулся, - простите за… - детектив поморщился.
- Пустое, - Земан слабо улыбнулся.


@темы: жанр: АУ, жанр: ангст, жанр: детектив, жанр: драма, жанр: романс, жанр: хоррор, жанр: экшн, пейринг: ЮнДже, размер: макси, рейтинг: R, тип: фанфик, фандом: TVXQ

URL
Комментарии
2010-05-23 в 15:16 

[Совершенству нет предела]
Как все-таки заитригованно и накрученно! *с трепетом спешит прочитать последнюю главу*

   

Our Crazy Dance

главная